Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Светлана Алексиевич. Нобелевская литературная премия за политику?
Ландшафты жизни
dergachev_va
Владимир Дергачев
image004.jpg

Нобелевскую премию по литературе  2015 года получила белорусская русскоязычная писательница Светлана Алексиевич (род. 1948) за многогласное творчество — памятник страданию и мужеству нашего времени. Алексиевич считалась претендентом на Нобелевскую премию еще в 2013 году. Она стала 14-й женщиной, получившей Нобелевскую премию по литературе.

image006.jpgСветлана Алексиевич родилась в украинском городе Станиславе (ныне Ивано-Франковск), ее отец — белорус, мать — украинка. В 1972 году окончила факультет журналистики Белорусского государственного университета, после чего работала в районной газете в Брестской области, в республиканской «Сельской газете» и в журнале «Нёман».

Первую книгу Алексиевич  «У войны не женское лицо», написанную в 1983 году,  не издавали два года, советские критики обвиняли писательницу в пацифизме, натурализме и развенчании героического образа советской женщины. В эпоху Перестройки и гласности повесть имела успех. И мне тоже импонировало, что  автор сказал ту правду о войне, о которой не принято было писать.

За первой повестью последовали  «Цинковые мальчики»  и «Чернобыльская молитва». Произведения издавались миллионными тиражами, писательница получила премию Ленинского комсомола. Но после распада СССР стала, как пишут её оппоненты,  классическим антисоветчиком и не только.

С начала 2000-х годов Светлана Алексиевич жила в Италии, Франции и Германии, но незадолго до присуждения премии в 2013 году вернулась на Родину.
Белорусские власти были недовольны оппозиционными взглядами писательницы и ее критичными заявлениями в адрес президента Александра Лукашенко. На белорусский язык ее последний роман «Время секонд хэнд» был издан тиражом всего 500 экземпляров.

За рубежом Алексиевич получила несколько престижных литературных наград. В 2006 году стала лауреатом Национальной премии книжных критиков США, а в 2014 была награждена французским орденом Искусств и литературы.

Писательница так характеризует свой литературный  стиль: «Мы быстро забываем, какие мы были десять, двадцать или пятьдесят лет назад. А иногда стыдимся, или сами уже не верим, что так оно с нами и было. Искусство может солгать, а документ не обманывает... Хотя документ – это тоже чья-то воля, чья-то страсть. Но я складываю мир своих книг из тысяч голосов, судеб, кусочков нашего быта и бытия. Каждую свою книгу я пишу четыре-семь лет, встречаюсь и разговариваю, записываю 500-700 человек. Моя хроника охватывает десятки поколений». За этот стиль британская The Guardian, обсуждая претендентов на литературного Нобеля 2014, назвала Алексиевич не писателем, а «любознательным журналистом».


После присуждения «русскоязычной писательнице из Беларуси, регулярно обитающей в Европе литературного Нобеля», её оппоненты однозначно считают, что это премия «за политику», сравнивая тексты «великой писательницы Алексиевич» с выдержками других русских нобелевских лауреатов. При этом забывают, что  Нобель — это премия Запада. Где не в первый раз нобелевский «калибр» используют как «мягкую силу»  в борьбе «правильной» демократии  с «авторитарными» режимами.  Может быть, и в этот раз там надеются, что новый нобелевский лауреат станет символом пока еще слабой белорусской оппозиции?


Один из комментариев в социальных сетях о последнем произведение Светланы Алексиевич «Время секонд хэнд»: «Знаете, кидать камни сейчас в ту страну легко и еще, как видим, деньги приносит. Хоть я с Солженицыным и не во всем согласен, но я уважаю взгляды человека, который делал это тогда, когда это было чревато последствиями. А сегодня кидать камни, не пытаюсь уважать выбор людей и их чувства, - недостойно и жалко. Одно слово – конъектура…»

image008.gifchudo_iva: «Да, в нашей жизни много неприятного. Но много и светлого. Нет абсолютной чистоты даже в святых. Нет абсолютной грязи даже в самых низких подонках. Но есть определённая граница, после которой вещь становится настолько грязной, что её уже не заносят в дом. Для меня эта книга показалась излишне грязной.

Что в твоём сердце - то и изливается наружу. Унылое отчаяние автора лично меня вводит в грусть. Мне очень жалко тех, кто в нашей жизни не видит ничего положительного. А ведь его так много, надо лишь оглянулся вокруг, а не засматриваться на то, что оказалось в центре зашоренного взгляда. У автора не просто шоры на глазах, она – коллекционер грязи. И от этого её ещё жальче. Как поделиться с ней капелькой сердечного тепла, чем растопить лёд её сердца?».


Далее ряд комментариев с использование  ненормативной лексики великого и могучего языка обращают внимание, что, возможно, не сложившаяся личная (семейная) жизнь привела к злобе в восприятии советского и постсоветского мира и написать: «Не дай бог родиться в СССР, а жить в России».

Президент Белоруссии  Александр Лукашенко дал следующую оценку словам и поступкам Светланы Алексиевич: «Она такая, какая она есть. Если ты плохо говоришь о родине, стыдишься ее, значит, ты, прежде всего, плохой сын "

 «Газета.Ru» отмечает, что на встречах с читателями  голос Алексиевич оппозиционен не критикой (руганью)  Путина или Лукашенко. Её произведения-исповеди опровергают «главный посыл державного государства, что испытания и страдания укрепляют нацию. Напротив — ослабляют, вплоть до полного исчезновения». Как считает Алексиевич, собравшая  множество свидетельств обычных людей, прошедших Вторую мировую войну, Афганистан или просто живших в Советском Союзе, «я начинаю думать, что страдания, напротив, цементируют человеческую душу, она больше не может развиваться. Все-таки для развития человеку нужны счастливые, нормальные условия жизни».

Далее «Газета.Ru» пишет: «Не успел новый лауреат Нобелевской премии по литературе получить поздравления, как в социальных сетях разгорелись жаркие споры, какое отношение имеет Алексиевич к России? Дескать, родилась в Ивано-Франковске. Училась и жила в Белоруссии. В последние годы много работала в Европе.
Реакция показательная. С одной стороны, мы два последних года только и говорим о «русском мире» — как общности всех русскоязычных людей, разбросанных ходом истории по разным территориям.

Но как только человек, олицетворяющий этот самый русский мир, получает признание за пределами этого мира, тут же стараемся наклеить на него национальный ярлык: «белорусская писательница», «уроженка Западной Украины».

На самом деле Светлана Алексиевич как родилась, так и живет на территории бывшего СССР, всю жизнь говорит со своими соотечественниками и пишет для них на русском языке. В каком-то смысле она, как многие родившиеся в СССР, и не заметила, что изменилась страна. С первой своей строчки, раз и навсегда выбрав жанр романа-исповеди, она не изменила ни этому жанру, не своим героям: «Сорок с лишним лет я пишу одну книгу, веду русско-советскую хронику: революция, ГУЛАГ, война... Чернобыль... распад «красной империи»… Шла следом за советским временем. Позади море крови и гигантская братская могила…»

Как часто повторяет писательница, «испытания лагерями наш народ выдержал с  бóльшим достоинством, чем испытание долларом». Российское общество, кажется, действительно все меньше хочет знать документальные свидетельства тяжелых и грязных страниц нашей истории, предпочитая им мифы и сладкие сны разума:.




  • 1
Мне ее книги очень нравятся. Прочитала все. Это книги правды.
Пусть говорят все, что хотят, но она достойна этой награды.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account