Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Ландшафты памяти. Иван и Марфа Батаевы
Ландшафты жизни
dergachev_va
Владимир Дергачев
image001.jpg

Православная икона, передающаяся уже в пятом поколении рода Батаевых - Дергачевых

Продолжение цикла статей  проекта «Ландшафты памяти»

Фамилия Батаев — восточного происхождения, образована от тюркского имени Батай  (крепкий, здоровый). Батаевы пришли на Нижнюю Волгу из Тамбовской губернии, где проходила пограничная засечная полоса,  нередки были  смешанные браки с касимовскими татарами.
На Нижней Волге в Астраханской области есть село Батаевка Ахтубинском района.

Мой дед по материнской линии, Иван Павлович Батаев (1 октября 1883 – 18 сентября 1967), русский, участник Первой мировой войны (Австрийский фронт, Галиция). Работал стрелочником на железной  дороге (станция Ашулук Приволжской железной дороги).  В 1937 году привлекался «за вредительство», но был оправдан. Самоучка, умел писать и читать, любимой книгой была Библия.

Моя бабушка, Марфа Антоновна Батаева (Студеникина) (18 июля 1884 – 24 мая 1968), русская, безграмотная, родила 14 детей, из них 11 умерло в детстве. Сын Михаил погиб в девятнадцать лет на Западном фронте под Брянском 13 сентября 1944 года, выжили две дочери — Дуся  и Лена.  В семье воспитывалась сирота Клава, которая почитала дедушку и бабушку за родителей.

По теме: Ландшафты памяти. Красноармеец Михаил Батаев

image003.jpgimage005.jpg


Девичья фамилия бабушки — Студеникина —  имеет древние славянские корни. Традиция давать человеку индивидуальное прозвище в дополнение к имени, полученному при крещении, существовала с древней Руси вплоть до 17 века. Церковных имен было чуть более двухсот, а православного народа становилось все больше и больше. Дальний предок, вероятно, был Студеника (от слова «студень»). Так называли часто ребенка, родившегося в декабре (народное название «студень») или холодной зимой.  Когда начали появляться на Руси первые фамилии, то к прозвищам стали добавлять суффиксы – ов, -ев и –ин. В результате потомки Студеника получили фамилию Студеникины.
И дедушка, и бабушка были истинно верующими православными, соблюдали пост и отмечали Рождество, Пасху и другие Великие религиозные даты.  В семье главными реликвиями служили  православная икона, крест, и старая Библия, которую дед по вечерам нам читал. Эти  религиозные реликвии  достались от их родителей или дедов, с которыми они пришли на Нижнюю Волгу.

 Жили бабушки и дедушка  до нашего приезда в Тамбовку только на небольшую  пенсию деда.  Бабушка получала 18 рублей (после денежной реформы 1961 года) за погибшего сына и часть денег передавала знакомым в Астрахани, чтобы покупали и ставили свечки в православном храме в память о сыне и умерших детях. В селе храм разрушили воинствующие атеисты в 30-е годы. Дедушка любил идеальный порядок в хозяйстве,  к которому приучил внука и внучку.
image007.jpg

Из воспоминаний о прошлой жизни, дед любил  рассказывать об обилии рыбы в реках и ериках Волго-Ахтубинской поймы. И до конца жизни щуку считал сорной рыбой, не пригодной для ухи и жарки. Её вялили или отваривали малосольной. И  возмущался, когда я  шугая с ребятами щук в реке Ашулук,  возвращался домой с порванной сетью.

Дед не любил рассказывать про Первую мировую войну, участником которой был в тридцатилетнем возрасте. Эта Великая война в отличие от Западной Европы вообще была вычеркнута из советской историографии.

Дед вспоминал только о мадере (точнее мадейре), которую испробовал на Галицком фронте. При наступлении встречались не только враги, но и погребки с мадерой. Родина этого крепкого вина — португальский остров Мадейра в Атлантическом океане. На фоне браги, которую гнали на Нижней Волге, мадера показалась царским напитком.
Не только у простого русского солдата остались приятные воспоминания об этом вине. Мадера была любимым вином  отцов-основателей  Соединённых Штатов Америки — Джорджа Вашингтона и Томаса Джеферсона. Именно мадера использовалась  для тоста за Декларацию американской независимости.  Если бы их любимым напитком стала водка или горилка, вероятно, была бы и другая Америка. 

В правление российской императрицы Екатерины Великой мадера стала одним из самых популярных вин при петербургском дворе, особенно ликер Мальвазия (сладкая мадера). В Австро-Венгерской империи  мадера стала популярной благодаря императрице Елизаветы (Сисси), любившей отдыхать на далёком острове в океане. Когда я был на острове Мадейра, естественно, обратил внимание на этот напиток с янтарной окраской и карамельно-ореховом оттенком во вкусе и аромате. Правда на далёком острове в местных ресторанах  или в сувенирных лавках надо просить не «мадеру» (не поймут), а «vinho da Madeira» (винью да Мадейра).  


Дед не курил, и не пил. У него всегда была поллитровка водки, где он заменял сургучную картонную пробку на резиновую. В результате водка  превращалась в «лекарство», которое дед выпивал по 100 грамм после бани.

Как бывший железнодорожник дед ходил  за хлебом в магазин на станцию Ашулук, хотя это было значительно дальше сельской лавки. Хлеб раз в неделю завозили из Астрахани в вагоне хлебовозке, который прицепляли к местному пассажирском поезду Астрахань – Паромная (Сталинград). Поезд прозвали «колхозник», так как он останавливался почти у каждого столба (железнодорожной казармы), особенно когда прицепляли продовольственный вагон.

***
У старшей дочери  и моей родной тети Дуси — Евдокии Ивановне Паршиной (Батаевой)– старшие дети умерли  в детстве, после войны родился сын Саша (мой двоюродный брат). Тетя Дуся работала в железнодорожном магазине, что спасло родных от голода в 1946-47 годы.

Муж тети Дуси – дядя Ваня – во время войны попал в плен на Волховском фронте, которым командовал генерал Власов. После войны вернулся из концлагеря в Норвегии, долго не реабилитировали. С так называемым «волчьим» военным  билетом не брали работать  даже на консервный завод и железную дорогу.

Село Тамбовка. В этом доме жили мои дедушка и бабушка  более чем полвека с 20-х годов двадцатого столетия. На снимке Иван и Марфа Батаевы с соседками. Мой снимок 1959 года. На Нижней Волге —  строительный лес всегда в дефиците. Поэтому деревья в палисаднике огорожены подручным материалом из срубленных веток ветлы, росшей в саду.
image009.jpg

Современная фотография 2013 года
  image011.jpg
Фотография Валентины Балакиревой (Дергачевой)

Могилы бабуши и дедушки на кладбище села Тамбовки, между ними  поставлен крест в память погибшего сына и моего дяди Миши.
image013.jpg
Фотография Валентины Балакиревой (Дергачевой)

Родословная
Русское пограничье Дикого Поля
Костино-Отделец. По Дикому Полю на Нижнюю Волгу
Путешествие к русскому Подстепью
Степной городок Елань

Ландшафты памяти.  Иван и Марфа Батаевы
Ландшафты памяти. Родители
Ландшафты памяти. Отец Александр Дергачев
Ландшафты памяти. Мама Елена Дергачева (Батаева)
Забайкалье в жизни родителей и моей
Отец. Совершенно секретные части Красной Армии
Ландшафты памяти. Красноармеец Михаил Батаев
Ландшафты жизни. Нижнее Поволжье. Детство
Ландшафты жизни. Астрахань. Интернат

Ландшафты жизни. Нижнее Поволжье
Харабали. Город с сельской душой
Харабали в ретро фотографиях
Вольное. От красных партизан, назад в капитализм
Тамбовка. История села
Тамбовка. Воспоминания детства
Тамбовка современная

Другие статьи проекта
«Ландшафты памяти»

?

Log in

No account? Create an account