Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Путешествие автостопом в Советский Союз и обратно
Ландшафты жизни
dergachev_va
Владимир Дергачев
image001.jpg
Фотография из Интернета
«И пусть не скатертью дорога,
и ясных не достанет дней –
езжай, чудес увидишь много,
Глядишь, - воротишься умней»
Иван  Долгорукий «Другу»
«Человека делают счастливым три вещи:
любовь, интересная работа и возможность путешествовать…»
Иван Бунин

После окончания Московского университета  им. М.В. Ломоносова с 1967 года я работал в Минске в одном из институтов Госстроя Белорусской ССР.  Советская Белоруссия была успешной  союзной республикой, восстановившей в короткие сроки экономику после разрушительных лет немецкой оккупации. Во время Великой Отечественной войны в Белоруссии углубились своеобразный партизанско-крестьянский менталитет и самосознание. Высокие темпы послевоенного развития привели к тому, что даже столица республики к этому времени стала миллионным городом с преимущественно крестьянским менталитетом.  Закономерно, что именно в независимой Белоруссии победил «крестьянский» президент («батька»).

Подробно:
глава «Ландшафты жизни. Белоруссия. Путь партизан» из моих воспоминаний «Зона коммунизма»
Ландшафты жизни. Минск. Дело молодого специалиста
Ландшафты жизни. Белоруссия. Коммунистическая деревня
Ландшафты жизни. Белоруссия. Зеленая гостиница
Ландшафты жизни. Белоруссия. Республика Вилия
Ландшафты жизни. Память. Петр Машеров
Минск. Троицкое подворье. Верхний город 
Несвиж. Замок Радзивиллов. Жемчужина Беларуси
Белорусский театр оперы и балета
Беларусь. Мирное лето 2014 года

Оклад инженера-проектировщика (90 рублей) был меньше моей  повышенной стипендии в МГУ  плюс заработка в летних экспедициях, плюс полставки лаборанта, занимающегося обработкой экспедиционных материалов  в осенено-весенней период.  Но в отличие от Москвы этого вполне хватало для безбедной жизни в Минске.

Если бы в те годы публиковали рейтинги самых дорогих столиц мира, то столица Белоруссии, несомненно, вошла бы в список самых дешевых.  В свободные вечера я регулярно посещал оперный театр (стоимость входного билета 50 копеек). По будням молодой инженер обедал  в ресторане «Театральный», а в воскресенье — в главных столичных ресторанах «Минск» или «Белоруссия».

По вечерам в ресторанах было не так многолюдна, как в Москве, где, например, в «Славянский базар» нужно было занимать очередь.  Поэтому можно было расслабиться даже за чтением газет. Мой рекорд в столичном ресторане «Минск» – 27 копеек за  ужин. Меню включало фирменное белорусское блюдо «картофельные оладьи (драники)» и кофе. В ресторане «Лейпциг»  у меня был знакомый официант, с которым я познакомился в оперном театре. Поэтому я по вечерам засиживался здесь  с газетами за чашкой кофе и обсуждал с ним, незагруженным  заказами, новые театральные постановки.

***
Летом 1968 года в первый отпуск  молодого специалиста я предпринял путешествие автостопом  на Псковщину и Новгородчину — по Пушкинским местам  и «Откуда есть пошла Русская земля?» и поездку на Нижнюю Волгу к родителям. Маршрут авто стопа: Минск – Витебск – Пушкинские горы – Псков – Изборск – Новгород – Валдай.

image003.jpgВ Минском областном совете по туризму купил книжку «Автостопа» за 4 рубля. Советский «Автостоп» пропагандировал индивидуальный туризм. В книжке были талоны с километражем, которыми необходимо было «рассчитываться» с водителем. И если он набирал много талонов, то мог получить (или выиграть по специальной лотерее?)  двухместную туристическую палатку, котелок или что-то подобное.  В реальной действительности водители рассматривало талоны  как фиговые листочки. Работал другой принцип — автостопщик нужен был для неформального доверительного общения  на дальнем маршруте, в том числе,  чтобы не заснуть за рулем.  В те годы редкостью были большие фуры с двумя водителями.  И часто водитель допускал автостопщика в практически личное пространство.

По результатам путешествия самиздатом в пяти экземплярах (под копирку и в твердом переплете)  были опубликованы мои путевые заметки, фрагменты которых будут нас сопровождать в нашем уже ретро путешествии.

День первый, суббота, 6 июля 1968 года.  На Московском шоссе, на посту ГАИ при выезде из столицы советской орденоносной Белоруссии летняя томящая тишина. Лейтенант милиции лениво записывает номерные знаки автомашин иностранных марок. Интуристы  важно проплывают с изжеванными гаванскими сигарами в зубах, учтиво улыбаясь  милицейской форме. Туристу автостопа никто не улыбался.

В это многообещающее июльское утро минчане толпами катились за город. При виде туриста с поднятой рукой водители-частники еще бережнее гладили  баранку автомобиля, жены с детьми эгоистически протирали дорожную пыль и ласкали Тузиков и Мурок, взятых по случаю выходного дня на лоно природных ландшафтов. Грузовики государственных предприятий и ведомств  фыркали перед инженером Вовой. Недавние колхозные бабы – бывшие труженицы полей, а ныне трудящиеся большого города с намазанными багровой помадой губами - выглядывали  из окон рейсовых автобусов. Они,  беспокойно посматривая на часы, спешили в родные деревни к старикам родителям за подсолнечными семечками и самогоном.
Было жарко и из столицы повеяло жаренной бульбой. Приближалось время обеда, а Вову никто не брал. Турист автостопа поплелся к автовокзалу, где был подобран водителем МАЗа, перегонявшим  лесовоз с Минского автозавода в Новгород.
Познакомились, водителю 50 лет, зовут его Серей Иванович.  Конечно, мало зарабатывает, командировочные всего 1, 20 р. в день и Вова понял, что вручать водителю талоны  «автостопа» неприлично.  Было ясно, что у Сергея Ивановича не было желания выигрывать по талонам походный котелок объемов в 6 литров или получить скрепленную гербовой печатью письменную благодарность от руководителей республиканского совета по туризму. У Сергея Ивановича были жена и дети, а их надо кормить и одевать.

А за окном МАЗа  бабы собирали тмин. Эта пряность  добавляется к соленым огурцам, в тесто и мясо. Взяли с двумя корзинами черники торговку, которая честно сообщила, что у неё на дорожные расходы всего 2 рубля. Баба  жалуется на затраченный труд и низкие базарные цены, а у неё четверо детей, которых надо учить.

Остановились  для отдыха в живописной долине реки Бобр, где у моста  расположен родник. У нового МАЗа перегрелась кордонная коробка,  пришлось  носить воду  за устную благодарность водителя и два стакана черники.
Зеленая стоянка. Река Бобр в Минской области

image005.jpg
Фотография Владимира Дергачева

Приближался вечер и город Витебск, в котором живут витебляне и витебляночки. Первый этап пути обошелся в 6 рублей, с безразличным видом перекочевавших в карман водителя, разрешившего Вове переночевать в кабине лесовоза. Сергей Иванович радушно был встречен в кругу семьи родной сестры. К застолью пригласили и туриста. Муж сестры Алексей Михайлович переквалифицировался из педагога в фотографа, как более доходную профессию. Семьянин, все несет в дом, не пропивает заработанные деньги.  Иногда в ненастную погоду заходит к Катерине Измайловне из дамской парикмахерской: «Кости, знаете, ноют еще с войны».

И Алексей Михайлович после третьей рюмки начал  вспоминать про войну. Витебск был оккупирован немцами 11 июля 1941 года. В местном концентрационном лагере охрана военнопленных красноармейцев была организована плохо. Леша, 12 лет от роду,  и старший брат (16 лет), решили помочь красноармейцам. Они собрали гражданскую одежду отца, ушедшего на фронт, пробрались в лагерь, но были задержаны немецким патрулем. Немцы приказали бежать и открыли огонь. Старший брат был убит…

***
Поздно вечером гуляю по Витебску, парящим на высоких холмах над Западной Двиной. Старые купеческие кварталы, бывшая городская управа с каланчей и старинными часами. Мост через реку, бледная парадная монотонность новых привокзальных кварталов.

Ночевал я в кабине машины, где было спальное место для водителя. Сергей Иванович дал мне ключ, а сам  ночевал у сестры. Такая степень доверия к попутчику

День второй, 7 июля. Христианский праздник Иван Купала. Пересекли границу Псковской  области. На обочине дороги — бабы, спешащие  в Невель на утреннюю службу в церковь.  Молодая баба, которую мы решили подвести, жалуется на комсомольцев. Во время крестного хода они бросали горящую бумагу и подожгли батюшке рясу.  Поп прогневался и ходил в райком партии жаловаться. Богохульников наказали…

А вокруг озерный край. Выходят одни пассажиры – берем других. Разговоры про жизнь. Жить стало хорошо, вон и рубашки нейлоновые на деревенских парнях…, но проблемы и дефицит имеются. Жить хорошо, а хорошо жить еще лучше…


?

Log in

No account? Create an account