Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Трагедия Красной Армии. Провал стратегического плана закончить войну в 1942 году
Ландшафты жизни
dergachev_va
Владимир Дергачев
image001.jpg

Летом 1941 года Генеральный штаб вермахта был настолько уверен в скорой победе, что не стал обращать особого внимания на лесную и заболоченную территорию с редкими грунтовыми дорогами между группами армии «Центр» и «Север», устремлённых, соответственно, к Москве и Ленинграду. После взятия белорусской столицы и разгрома основных сил Западного военного округа в Белостокском и Минском «котлах» (341 тыс. безвозвратных потерь Красной Армии за две недели) немецкие моторизированные корпуса начали продвижение к Днепру и Западной Двине.  Начальник германского Генерального штаба генерал-полковник Франц Гальдер записал в своем дневнике: «В целом уже можно сказать, что задача разгрома главных сил русской сухопутной армии … выполнена… Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней. Конечно, она ещё не закончена. Огромная протяжённость территории и упорное сопротивление противника, использующего все средства, будут сковывать наши силы ещё в течение многих недель»[1].

После проигранной в декабре 1941 года Битвы под Москвой в Берлине наступило некоторое отрезвление, но началось «головокружение»  от первого крупного успеха в Кремле и в Ставке Верховного главнокомандования (ВГК).  Было принято решение, не подкреплённое материальными ресурсами,  о начале контрнаступления по всему фронту с помощью мощных группировок ударных армий, в том числе  для разблокирования Ленинграда, создания «котла» для группы армии «Центр», освобождения Харькова и Крыма. Стратегический план наступления Красной Армии обсуждался в начале января 1942 года в Ставке ВГК.  Суть плана была изложена Иосифом Сталиным: «Немцы хотят... выиграть время и получить передышку. Наша задача состоит в том, чтобы не дать немцам этой передышки, гнать их на запад без остановки, заставить их израсходовать свои резервы еще до весны, когда у нас будут новые большие резервы, а у немцев не будет больше резервов, и обеспечить, таким образом, полный разгром гитлеровских войск в 1942 году». Это решение не только поддержали все командующие фронтами, но взяли повышенные обязательства, в том числе по разгрому группы вермахта «Центр». После неудач первого года войны с отступлениями и «котлами» все рвались в наступление без критического анализа реальной обстановки и недооценки мощи противника.

Для выполнения стратегического плана особая роль  отводилась  только что сформированным ударным армиям. Оперативные войсковые соединение (ударные армии) находились как, правило, в резерве Ставки ГВК и предназначались для разгрома  группировок противника на главных  направлениях. В начале войны в их состав входили танковые, механизированные и кавалеристские корпуса. Они должны были оснащаться  лучше, чем обычные армии  танками, орудиями и минометами.  К началу 1942 года было создано пять ударных армий. К сожалению, их материальное обеспечение не всегда было удовлетворительным.  Испытывался огромный дефицит артиллерийских снарядов. Не хватало авиации для прикрытия стрелковых дивизий. Из-за отсутствия реактивных снарядов на подкрепление ударных армий не были выделены из Резерва СВК гвардейские ракетно-минометные полки с самым грозным секретным оружием знаменитых «Катюш».
Только в последующие годы  войны ударные армии были полностью укомплектованы и сыграли важную роль в победе над Третьим Рейхом. Воины Третьей  ударной армии в 1945 году водрузили Знамя Победы. Командующий генерал полковник, Герой Советского Союза  Василий Кузнецов ранее командовал Первой ударной армией, отличившейся в контрнаступлении под Москвой и Демянской наступательной операции февраля 1942 года.

Пятая ударная армия во главе с генерал-полковником Героем Советского Союза Николаем Берзиным так же штурмовала Берлин, а командующий стал первым комендантом поверженной столицы Третьего  Рейха.

В зимней кампании 1942 года наступление советских войск на Волховском фронте являлось составной частью Стратегического плана Ставки по деблокированию Ленинграда. Но прорыв немецкого фронта Второй ударной армией обернулся трагедией.  За три месяца боев (январь – март 1942 года), в армии сменилось три командующих. Прорвав фронт на небольшом участке у Мясного Бора,  армия оказалась в окружении без резервов, снарядов и продовольствия  в условиях весеннего распутья и бездорожья. 27 июня  1942 года командование фронтом осуществило последнюю  попытку прорыва, закончившуюся безуспешно, и к концу июля Вторая ударная армия прекратила существование. По разным оценкам из окружения вышло преимущественно у Мясного Бора («Долине смерти») от 13 до 16 тысяч воинов, остальные попали в плен (около 27 - 30 тыс. человек). Всего за время операции погибло свыше 146 тыс.  советских солдат и офицеров[2]. Командарм ударной армии генерал-лейтенант Власов, принявший армию в безнадежном состоянии,  сдался в плен.

Двумя месяцами ранее в апреле 1942 года на южном фланге от группы вермахта «Центр» при выходе из окружения 33-й армии застрелился (вместе с женой) командующий генерал Михаил Ефремов (Герой Российской Федерации, посмертно, 1996). Немцы, отдавая дань мужеству генерала, похоронили его с воинскими почестями.

Действовавшим на северо-западном направлении войскам Третьей и Четвертой ударных армий Калининского фронта Ставка ВГК приказала прорвать фронт в районе Великих Лук и развивать далее наступление на Витебск и Оршу, чтобы обойти Смоленск с запада и создать «котел» для группы вермахта «Центр».  Но из-за угрозы окружения поставленные задачи не были выполнены.

Советская операция по разгрому группы армий «Центр» завершилась  поражением. Военные истории возлагают за это вину и на  командующего Западным фронтом генерала армии Георгия Жукова.

Ржевско-Вяземская наступательная  операция (8 января – 20 апреля 1942 года) на советской оперативно карте
image003.jpg

Зимняя кампания 1942 года закончилась трагедией для Красной Армии, потери которой в первом квартале составили 1,8 млн.(!) человека.  На Волховском фронте оказалась в котле  Вторая ударная армия, неудачей  закончилась Ржевско-Вяземская операция Калининского и Западного фронтов (потери Красной Армии — 776  тыс., в том числе 272 тыс. безвозвратных), войска Крымского фронта почти полностью были уничтожены под Керчью стремительным контрнаступлением вермахта. Войска Юго-Западного фронта, наступая на Харьков, попали в окружение. Инициатива перешла к вермахту, разработавшего план стратегического летнего наступления на Южном направлении. «Пришлось товарищу Молотову срочно собирать чемодан, садиться в стратегический бомбардировщик и лететь на поклон к капиталистическим дядям...»[3].

На фоне неудачной кампании Красной Армии  отличилась Четвертая ударная армия, возглавляемая генерал-полковником Андреем Еременко (будущим Героем Советского Союза и маршалом).  Она принимала участие в контрнаступлении под Москвой, и в зимней кампании 1942 года в составе Калининского фронта. Армия достигла наилучших результат — прорвала оборонительные рубежи вермахта  и за месяц боев углубилась на 250 км, освободив города  Андреополь и Торопец, и после взятия  Велижа (на севере Смоленской области)  вышла… к границе Белорусской ССР.

249-я стрелковая дивизия, укомплектованная  в основном воинами-пограничниками (комдив генерал-майор Герман Тарасов[4]),  и  усиленная 51-ой  стрелковой бригадой — устремились к Витебску. Но противник сумел подтянуть свежие силы, и попытка освободить Витебск в начале февраля 1942 года не удалась, в том числе из опасения оказаться в «котле». В 249-й  дивизии осталось не более 1400 штыков из 10 800 военнослужащих. Непрерывное наступление в труднодоступной бездорожно местности происходило в отрыве от баз снабжения, нехватке боеприпасов, горючего и продовольствия[5].  В результате советские войска отступили за Сураж, а партизаны сохранили контроль на 40-километровом участке фронта с прорванной обороной противника. В результате между Велижем на юге и Усвятами на севере образовались Витебские (Суражские) «ворота» жизни.


Статьи о Великой Отечественной войне
в журнале ЛЖ и на Портале «Института геополитики»:
Великая Победа
Великая Победа. Сила духа (I)
Великая Победа. Логика и психология войны (II)
Великая Победа. Жестокий прагматизм жесткого времени (III)
Трагедия Красной Армии. Провал стратегического плана закончить войну в 1942 году
Витебские (Суражские) «ворота» жизни
Сталинградская битва. Главное сражение за Хинтерланд
Совершенно секретные части Красной Армии
Последние Герои и создатели оружия Победы. Посмертно 
Почему Япония не начала войну против СССР?
Генерал армии Апанасенко. Забытый герой Победы
От Москвы до Берлина. Полковник Александр Бешляга
Ландшафты памяти. Красноармеец Михаил Батаев
Валаам. Позорные страницы истории. Советские «самовары»





[3] Бешанов В.В. Год 1942 — «учебный». — Мн.: Харвест, 2003.
[4] Один из самых молодых генералов Красной Армии Герман Тарасов (1906 – 1944) в последствие командовал армиями и погиб в возрасте 38 лет в Венгрии. Генерал-майор похоронен в городе Котовске на Украине, рядом с Героем гражданской войны Григорием Ивановичем Котовским. 



?

Log in

No account? Create an account