Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Тригорское. «Приют свободного поэта, непобежденного судьбой!»
Ландшафты жизни
dergachev_va
Владимир Дергачев
image001.jpg
Фотография Владимира Дергачева, 1968 год.

Длинный приземистый господский дом был переделан из полотняной фабрики. С 1922 года Тригорское является частью Пушкинского заповедника.
«… Быть может (сладкое мечтанье!),
Я к вашим возвращусь полям,
Приду под липовые своды,
На скат тригорского холма,
Поклонник дружеской свободы,
Веселья, граций и ума».
Александр Пушкин, 1817 г.

«Там, у раздолья, горделиво
Гора треххолмная стоит;
На той горе, среди лощины,
Перед лазоревым прудом,
Белеется веселый дом
И сада темные куртины,
Село и пажити кругом».
Николай Языков «Тригорское»


Музей-усадьба Тригорское друзей Александра Пушкина помещиков Осиповых-Вульф расположена на берегу Сороти в пешеходной доступности  от имения Михайловское. Название происходит от трех холмов, на одном из которых расположена сама усадьба, а на двух других – городище Вороничи и прилегающий к бывшей крепости посад.

Уникальность многих псковских дворянских усадьб  заключается в том, что они пожалованы из царской вотчины за особые заслуги  перед Петром Великим, Елизаветой Петровной, Екатериной Великой и Павлом Первым.

Тригорское известно  как часть Егорьевской губы, пожалованной в 1762 году Екатериной II шлиссельбургскому коменданту Максиму Дмитриевичу Вындомскому (умер в 1778).  Крепостей в Российской империи  было много, но не каждому коменданту дарились усадьбы с царского плеча. Такую милость надо было заслужить.

Дворянский род Вындомских  происходил от Ивана Васильевича Вындомского, думного дворянина при царе Иване Грозном (1550).  Его потомок генерал-майор Максим Дмитриевич  с 1744 по 1762 гг. как шлиссельбургский комендант осуществлял надзор за царским «Брауншвейгском  семейством», включающего Анну Леопольдовну (правительница-регентша  России при свергнутом императоре в 1740/41 гг.), её мужа и их сына императора Иоанна (Ивана) VI  Антоновича. В 1744 году царская семья, свергнутая  Елизаветой Петровной (дочерью Петра Великого) была сослана в Холмогоры.

Советская власть, вероятно, хорошо знала историю Холмогор и в 1920 году воспользовалась царским опытом. Подробно:  Первый советский концлагерь на родине Ломоносова

В 1756 году свергнутый император-узник  Иван Антонович был тайно из Холмогор  перевезен в Шлиссельбургскую крепость. И Пётр III, и Екатерина II приезжали в крепость посмотреть на «соперника» и проверить надёжность его изоляции от окружающего мира. Настоящее имя «безымянного колодника» было скрыто даже от коменданта крепости или он держал язык за зубами.  За что и был вознагражден земельной вотчиной в Псковской губернии.

***
Первым владельцем имения  Тригорское  был разбит живописный парк (37 га), который является образцом русского садово-паркового искусства 18 века с аллеями, прудами, фруктовым садом,  «Скамьей Онегина», «Дубом уединенным», «Танцевальным залом» и банькой, восстановленной в 1978 году.
Более 300 лета в парке растет могучий дуб, воспетый Пушкиным. Он был посажен на месте захоронения русских воинов, павших при обороне проходивших здесь границ Руси.
«Гляжу ль на дуб уединенный,
Я мыслю: патриарх лесов
Переживёт мой век забвенный.
Как пережил он век отцов».
В заповеднике за дубом организован подобающий уход. В годы войны дуб едва не погиб, под его корнями фашистами вырыли бункер.
image003.jpg

Усадьба Тригорское после смерти первого владельца перешла к его сыну полковнику лейб-гвардии Семёновского полка Александру Максимовичу Вындомскому, отличавшегося  среди помещиков широкими литературными интересами. Он хорошо рисовал и оставил после себя  обширную библиотеку в Тригорском (в будущем её постоянным читателем стал Пушкин), был автором единственного напечатанного стихотворения «Молитва грешника кающегося»  и брошюры о технологии производства из простого горячего вина лучшей французский водки. По семейному преданию, принадлежал к одной из масонских лож.  При Александре Максимовиче  в имении была устроена льняная мануфактура для производства высококачественного парусного полотна.

После смерти Александра Максимовича  в 1813 году (похоронен на городище Воронич) хозяйкой усадьбы становится его дочь, статская советница Прасковья Александровна Осипова-Вульф (1781-1859).  Первый муж Прасковьи Александровны – тверской дворянин Николай Иванович Вульф (1771-1813). Дворянскому роду Вульфов принадлежала усадьба Берново в Тверской  губернии, где Исаак Левитан написал картину «У омута».  После смерти мужа она стала  еще и хозяйкой усадьбы Малинники, расположенной в 8 км от Берново и в 27 ка от Старицы в Тверской губернии.

Во второй раз она вышла замуж в 1817 году за статского советника и отставного чиновника Петербургского почтамта, вдовца с малолетней дочерью Александрой Ивана Сафоновича Осипова (ум. в 1824). В Тригорском вдова Прасковья Александровна жила с детьми: Алексеем, Анной, Евпраксией, Валерианом, Михаилом Вульф, Марией и Екатериной Осиповыми и падчерицей Александрой Осиповой. В  усадьбе у своей тетушки бывали в гостях племянницы  Анна Ивановна Вульф и Анна Петровна Керн.
Александр Пушкин впервые познакомился с семьёй Осиповых-Вульф в свой первый приезд в Михайловское в 1817 году, после окончания Лицея. Во время ссылки Пушкин часто, иногда ежедневно, посещал Тригорское. Поэта связывали романтические отношения примерно с шестью дамами и барышнями из семьи Осиповых-Вульфов. Хозяйке Тригорского, Прасковье Александровне, Пушкин посвятил ряд стихотворений, в том числе «Цветы последние милей…». Её старшие дочери считали себя прототипами героинь «Евгения Онегина». В знаменитом «Донжуанском списке Пушкина» упоминаются Евпраксия Николаевна Вульф (1809—1883), Александра Ивановна Осипова (падчерица П. А. Осиповой), Анна Ивановна Вульф (племянница П. А. Осиповой) и, возможно, Анна Николаевна Вульф (1799—1857).
Сын хозяйки усадьбы  Алексей Вульф, автор знаменитого «Дневника 1827 – 1842 гг.», подробно повествующего о любовном быте пушкинской эпохи, был готов помочь опальному поэту бежать за границу, но от этой авантюру Пушкин отказался.

Летом 1826 года в усадьбе гостил поэт, студент Дерптского университета  Николай Языков, друг Михаила Вульфа, сына Прасковьи Александровны. Николай Языков посветил хозяйке  имения знаменитое стихотворение «Тригорское». Вернувшись в Дерпт, Николай Языков писал матери 28 июля 1826 года: «Лето провел в Псковской губернии у госпожи Осиповой, матери одного здешнего студента, доброго моего приятеля, - и провел в полном удовольствии. Изобилие плодов земных, благорастворение воздуха, благорасположение ко мне хозяйки, женщины умной и доброй, миловидность и нравственная любезность и прекрасная образованность дочерей ее, жизнь или, лучше скажу, обхождение совершенно вольное и беззаботное, потом деревенская прелесть природы, наконец, младости и сласти искусственные, как-то: варенья, вина и проч., - и все это вместе составляет нечто очень хорошее, почтенное, прекрасное, восхитительное, одним словом - житье!»

Русский поэт эпохи романтизма и золотого века русской поэзии Николай Языков (1803 - 1846) называл себя «поэтом радости и хмеля», «разгула и свободы» Лучше всего его творчество охарактеризовал русский писатель и литературовед Дмитрий Святополк-Мирский [1](сын князя Петра Святополк-Мирского, министра внутренний дел Россией империи): «Пушкин говорил, что кастальский ключ (родник на горе Парнас, около Дельф в Центральной Греции), из которого пил Языков, течет не водой, а шампанским. Почти физическое опьянение, производимое стихами Языкова, хорошо знакомо его читателям. Поэзия его холодна и пенится, как шампанское или как минеральный источник. Потрясающая — физическая или нервная — энергия его стихов не имеет себе равных».

После революции, в феврале 1918 года, Тригорское (как многие другие усадьбы) было разграблено и сожжено. Как вспоминал очевидец, «грабили и жгли крестьяне, но руководили ими два лица с уголовным прошлым». При этом совершенно пьяные окрестные крестьяне распевали дикие разудалые песни.
К1962 году Тригорское восстановят с помощью сохранившихся фотографий 1910 года и воспоминаний  внука Анны Керн академика Юрия Петровича Шокальского, который в 1924 году составил план господского дома с подробным описанием. В усадебном доме был открыт музей с экспозицией о тригорских обитателях и дружбе с ними Пушкина. В 1996-1998 годы дом-музей капитально отремонтирован, его экспозиции дополнены.

Вблизи Тригорского на городище Воронич  находится родовое кладбище Осиповых-Вульф. Здесь похоронены: А. М.Вындомский, П. А. Осипова, И. С. Осипов (муж Прасковьи Александровны), А. Н. Вульф и др. Восстановлена Георгиевская церковь,  сгоревшая в 1913 году, а также основание каменной ограды кладбища.
image004.jpg
Здесь и далее фотографии Владимира Дергачева, 1968 год

image006.jpg

image008.jpg

image010.jpg

«Скамья Онегина»
image012.jpg

Вид из парка на долину Сороти
image014.jpg

Пруд в парке усадьбы Тригорское
image016.jpg

Николай Языков «ТРИГОРСКОЕ» (фрагменты)
(Посвящается П. А. Осиповой)
В стране, где вольные живали
Сыны воинственных славян,
Где сладким именем граждан
Они друг друга называли;

Туда, туда, друзья мои!
На скат горы, на брег зелёной,
Где дремлют Сороти студёной
Гостеприимные струи;
Где под кустарником тенистым
Дугою выдалась она
По глади вогнутого дна,
Песком усыпанной сребристым.
Одежду прочь! Перед челом
Протянем руки удалые
И бух!— блистательным дождём
Взлетают брызги водяные.
Какая сильная волна!
Какая свежесть и прохлада!
Как сладострастна, как нежна
Меня обнявшая Наяда!
Дышу вольнее, светел взор,
В холодной неге оживаю,
И бодр и весел выбегаю
Травы на бархатный ковёр.

Певец Руслана и Людмилы!
Была счастливая пора,
Когда так веселы, так милы
Неслися наши вечера
Там на горе под мирным кровом
Старейшин сада вековых,
На дерне свежем и шелковом,
В виду окрестностей живых;
1826

Русское пограничье и «Дранг нах Остен».
Западный форпост Земли Русской

Изборск. «Откуда есть пошла Земля Русская?». Где начинается Родина
Псков. Столица средневековой  вечевой республики
Псковско-Печорский монастырь. Устоявший на грозных ветрах истории
Псковско-Печорский монастырь. Архимандрит Алипий. Гвардии рядовой
Немецкая оккупация. Псковская православная миссия
Российский демографический полюс депопуляции

Пушкинский заповедник. «Приют сияньем муз одетый»
Кто убил Пушкина и сжёг дворянские усадьбы?
Михайловское. Приют «спокойствия, трудов и вдохновенья»
Тригорское. «Приют свободного поэта, непобежденного судьбой!»
Крепость Воронич, где «славной старины не все следы истреблены...»
Псковская вотчина для царских вельмож, фаворитов и любовников
Тайна русского ландшафта, насыщенного исторической памятью
Пушкинские музы вдохновенья и «жена 1825 года»
Святогорский монастырь. Немецкие оккупанты, защитники православия 






[1] Дмитрий Мирский погиб на Колыме в 1939 году.



?

Log in

No account? Create an account