Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Псковская вотчина для царских вельмож, фаворитов и любовников
Ландшафты жизни
dergachev_va
Владимир Дергачев
image001.jpg
http://img1.liveinternet.ru/images/attach/b/1/25/600/25600114_vele.jpg

Псковское село Велье (356 жителей, 2015). Здесь располагались усадьбы царских вельмож и фаворитов Петра Первого, Екатерины Великой и Павла Первого. Слева холм, на котором была расположена пограничная крепость.

После присоединения Прибалтики к Русскому государству бывшие псковские  приграничные земли были включены в царскую казну, а крестьяне стали дворцовыми, жизнь которых была легче, чем крепостных. Псковская царская вотчина стала своеобразным земельным премиальным фондом, из которого государи вознаграждали своих приближенных. Уникальность многих псковских дворянских усадьб  заключается в том, что они пожалованы из царской вотчины за особые заслуги  перед Петром Великим, Елизаветой Петровной, Екатериной Великой и Павлом Первым. И прадед Пушкина, «арап Петра Великого» Абрам Петрович Ганнибал был среди них.

Местные крестьяне были дворцовыми, принадлежали царской вотчине,  и поэтому передача их в качестве крепостных помещиками вызывало сопротивление, возможно, на генетическом уровне. Поэтому когда в 1918 году появилась возможность сжечь и разграбить господские дома, они это сделали с удовольствием.

Возможно, самая именитая среди дарственных дворянских усадьб была расположена в бывшем псковском пригороде Велье. Крепость Велье (первое упоминание относится к 1368 году) располагалась на большом холме с подсыпным земляным валом, окруженным тремя озерами: Велье, Чадо и Черное. Крепость имела большое военно-стратегическое значение для Пскова. До начала 16 века постоянную угрозу нападения на западные русские земли создавали Ливонский орден и Великое княжество Литовское. Крепость входила в систему оборонительных пограничных укреплений юго-запада Псковской феодальной республики на ливонском рубеже наряду с другими русскими форпостами Вороничем, Красным и Опочкой.  Крепость защищала узел важных сухопутных дорог на Псков и Новгород[1].

Макет крепости в местном краеведческом музее
image003.jpg

Когда в 1406 году литовский князь Витовт напал на Воронич, дружины из Велье помогли защитить соседа. В1408, 1409 и 1436 годы защитники крепости успешно отбивали натиск немецких рыцарей или  литовцев. Главным храмом Велье была деревянная церковь Михаила Архангела. Изображение этого покровителя города можно было увидеть на стягах местных  дружин.

В1510 году в составе Псковской феодальной республики Велье вошло в Московское государство, продолжая выполнять функции важного пограничного форпоста.

В1518 году крепость выдержала нападение литовских войск с участием поляков и немцев. Во время Ливонской войны (1558-1583) и  нашествия короля польского и великого князя литовского Стефана Батория (выходца из Трансильвании) крепость в значительной степени была разрушена (1581). После заключения Андрусовского перемирия 1667 года между Москвой и Речью Посполитой и Вечного мира с Польшей в 1686 году, гарантировавшего безопасность западной границы Российского государства, крепость Велье окончательно утратила оборонное значение.

По территориально-административной реформе 1708 года Велье вошло в состав Опочецкого уезда и принадлежало царской казне.

image004.jpgНа протяжении 18 века Велье становится вотчиной царских вельмож и фаворитов.
В 1711 году пожаловано Петром Первым генерал-прокурору Сената генерал-аншефу графу Павлу Ивановичу Ягужинскому (1683 – 1736). Этот русский государственный деятель и дипломат был сподвижником Петра Великого и первым в русской истории генерал-прокурором (1722/26, 1730/35). Современники отмечали его прямоту, честность, неподкупность и неутомимость в работе. Злые языки утверждают, что в чрезмерно демократической России таких прокуроров не найдешь днём с огнем.
Ягужинский был одним из немногих доверенных царских вельмож, присутствовавших на бракосочетании царя с любовницей  Мартой Скавронской, будущей императрицы Екатерины Первой.

В молодости Ягужинский любил  веселую и праздничную жизнь и устраивал при царском дворе многочисленные балы (по-нашему дискотеки). Будущий прокурор был не святым, но богатым. В особо торжественных случаях царь Пётр брал напрокат роскошные кареты  Ягужинского. Занятому государственными делами прокурору не повезло только в семейной жизни,  жена его не могла похвастаться примерным поведением. Пришлось пройти через сложный бракоразводный процесс и обрести семейный покой с другой женой Анной Гавриловной, дочери великого канцлера Головина. После смерти графа в 1736 году вотчина перешла к жене. Графиня Анна Гавриловна в 1743 году заключила брак со знаменитым дипломатом графом Михаилом Петровичем Бестужевым-Рюминым  (1688 – 1760), братом вице-канцлера А.П. Бестужева. Однако в том же году произошла трагедия, она был арестована за участи в так называемом салонном заговоре против императрицы Елизаветы Петровны и приговорена к смертной казни, замененной на наказание кнутом, урезанию языка и вечное поселение в Сибирь, где и умерла в Якутске.

Судьба графини Бестужевой отражена в многосерийном художественном фильме «Гардемарины, вперед!»(1987).

В 1744 году, уже при единственном сыне генерал-прокурора (генерал-поручике графе Сергее Ягужинском), в вотчине произошло крестьянское восстание. В1761 году управляющим вотчиной был назначен Леонтий Травин, ставший первым местным краеведом. Он оказался не только рачительным управляющим, но и проявлял интерес к местной истории. При нём построили Преображенскую церковь, две часовни и состоялась закладка каменной Крестовоздвиженской церкви, для которой  предназначался старинный колокол, вылитый еще в 1604 году при царе Борисе Фёдоровиче.

Граф Сергей Ягужинский задумал открыть в Велье льняную фабрику для изготовления высокосортного полотна и для основания мануфактуры пригласил в 1764 году нового управляющего, то ли француза, то ли немца. Европеец, не зная местных порядков, установил высокий оброк и беспощадно наказывал непокорных. Крестьяне подняли восстание, которое было подавлено.

Капиталиста из графа не получилось. Взяв крупный кредит для открытия железоделательных заводов на Урале, он оказался банкротом, над его имениями была учреждена опека.

В 1777 году императрица Екатерина Великая распорядилась выкупить в казну долги графа и заложенные им имения. В результате они вместе с Велейской вотчиной перешли к новому владельцу и фавориту царицы светлейшему князю Григорию Потемкину–Таврическому.

В1780 по дороге в Новороссию и Крым Велье посетила Екатерина Великая. По этому случаю в селе была сооружены триумфальные ворота, императрицу встретили хлебом – солью и колокольным звоном. В Воздвиженской церкви в её присутствии совершили молебен. Затем она совершила прогулку на городище, откуда открывался прекрасный вид. Окрестные ландшафты ей так понравились, что императрица решила здесь построить загородный дворец.

В 1782 году Велье в очередной раз было пожаловано Екатериной Великой своему следующему фавориту (любовнику)  Александру Ланскому, который во время путешествия находился в свите императрицы.



image006.jpg Двадцатилетний генерал-адъютант  Александр Дмитриевич  Ланской (1758 – 1784), которому Екатерина пожаловала Велейскую вотчину, даже начал строительство дворца по проекту Джакомо Кваренги (1744-1817). В Эрмитаже хранятся чертежи проекта дворца, напоминающего королевский дворец в Версале. Но в 1784 году любовник 55-летенй царицы скоропостижно скончался в возрасте 26 лет, и проект оказался нереализованным.  Вотчина перешла к брату и сестрам Ланского. Остатки усадьбы Ланских сохранились до наших дней — это переделанный под школу дворянский дом (?).

За период своего кратковременного владения Вельем он успел подарить четыре колокола церкви Михаила Архангела.

В отличие от светлейшего князя и генерал-фельдмаршала Григория Потемкина, настоящего фаворита императрицы,  генерал-адъютант Александр Ланской был тоже настоящим адъютантом и сопровождал императрицу в ночных баталиях. И чтобы выигрывать эти «сражения» употреблял сильные возбудители, от приёма которых по одной из версий и умер. Скорбь матушки-императрицы была велика.

Усадебный ансамбль усадьбы с дворцом и службами для фаворита императрицы. Проект  знаменитого архитектора  Джакомо Кваренги по мнению историков архитектуры был самым замечательным усадебным ансамблем в его творчестве.

image008.jpg

Следующими совладельцами Велье стали братья Алексей и Александр Куракины, любимцы Павла I. Российский государственный деятель князь Алексей Борисович Куракин (1759 – 1829)
занимал ряд высших постов в царствования Павла I  и Александра I. В 1796 году был назначен генерал-прокурором. В день коронования императора Павла Петровича, 5 апреля 1797 года, произведен в действительные тайные советники и получил в общее с братом, князем Александром, владение — дворцовую волость Велье в Псковской губернии, а затем еще обширные рыбные ловли в низовьях Волги.

Российский государственный деятель, дипломат князь Александр Борисович Куракин(1752 – 1818) в юности  воспитывался под руководством своего дяди, графа Никиты Панина, вместе с великим князем Павлом Петровичем. И когда великий князь стал императором Павлом I, то дружбу не забыл  и назначил Куракина вице-канцлером (1796).  За «искусную представительность» и пристрастие к драгоценностям Александр Куракин  прозван современниками «бриллиантовым князем».

image010.jpg
«Портрет Князя Александра Куракина» (1802)  кисти В.Л. Боровиковского считается одной из вершин в развитии русского парадного портрета

После князей Куракиных вотчина Велье перешла в государственную собственность. Департамент уделов построил в Велье полотняную мануфактуру, но она принесла казне убытки и была закрыта. Началась купеческая эпоха в жизни села Велье, в котором в 1914 году проживало 3292 жителей (2015).


Сохранилась усадьба купца Ивана Ивановича Крестовского, здесь ныне находится местная школа.  Здание напоминает центральную часть дворца проекта Кваренги.
image012.jpg
Автор фотографии  Дмитрий Беляевъ, 2007.  http://www.outdoors.ru/foto/album/5994.jpg

***
В годы михайловской ссылки (в августе 1825 года) Александр Пушкин проезжал через село Велье, направляясь в имение своего «опекуна» предводителя опочецкого уездного дворянства А. Н. Пещурова, в село Лямоново. Поэт, несомненно, любовался живописными окрестностями Велья. Здесь он мог услышать рассказы о многовековой истории села, пригодившиеся при написании «Бориса Годунова». В  Лямонове произошла встреча поэта с племянником Пещурова — лицейским товарищем Пушкина Александром Горчаковым, будущим российским канцлером.

***
В полутора верстах от древнего псковского пригорода Опочки  императрица Елизавета Петровна
пожаловала село Петровское фавориту генерал-фельдмаршалу графу Кириллу Разумовскому (1728 – 1803), последнему гетману Войска Запорожского (1750—1764), президенту Российской академии наук. От него село перешло к другому царскому фавориту – светлейшему князю Григорию Потемкину-Таврическому, устроившему там ковровую фабрику.

***
На юге Псковщины имение Усвяты было даровано из царской казны императрицей Екатериной Великой генерал-прокурору князю  Александру Александровичу Вяземскому (1727 – 1793). Князь был одним из самых доверенных сановников Екатерины, отвечал за расходованием казённых средств и имел репутацию неподкупного. Государыня дважды посещала усадьбу в 1780 и 1786 гг. После смерти князя усадьба Усвяты перешла к его дочери Прасковье, жене Дмитрия Александровича Зубова — брата последнего фаворита императрицы, светлейшего князя Платона Александровича Зубова (1767 – 1822).  При нем усадьбу посетил император Александр I.

На Псковщине  на относительном отдалении  от усадьбы Михайловское  находились имения князей Львовых и Дондуков-Корсаковых, графов Сиверсов и баранов Розенов и Фредериксов.

Русское пограничье и «Дранг нах Остен».
Западный форпост Земли Русской

Изборск. «Откуда есть пошла Земля Русская?». Где начинается Родина
Псков. Столица средневековой  вечевой республики
Псковско-Печорский монастырь. Устоявший на грозных ветрах истории
Псковско-Печорский монастырь. Архимандрит Алипий. Гвардии рядовой
Немецкая оккупация. Псковская православная миссия
Российский демографический полюс депопуляции

Пушкинский заповедник. «Приют сияньем муз одетый»
Кто убил Пушкина и сжёг дворянские усадьбы?
Михайловское. Приют «спокойствия, трудов и вдохновенья»
Тригорское. «Приют свободного поэта, непобежденного судьбой!»
Крепость Воронич, где «славной старины не все следы истреблены...»
Псковская вотчина для царских вельмож, фаворитов и любовников
Тайна русского ландшафта, насыщенного исторической памятью
Пушкинские музы вдохновенья и «жена 1825 года»
Святогорский монастырь. Немецкие оккупанты, защитники православия 


[1] Васильев М.Е., Васильев Г.М. Велье. История старинного псковского села. — Сельцо Михайловское.2001.



?

Log in