Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
От Смоленщины до Курляндии. Полковник Николай Иванович Декин
Ландшафты жизни
dergachev_va
image001.jpg
https://img-fotki.yandex.ru/get/15588/137652753.a/0_18bc60_346b663a_orig.jpg
Декабрь 2014 года. Встреча ветерана Великой Отечественной войны полковника в отставке Николая Декина с учащимися средней школы № 9 города Долгопрудный Московской области. В 2016 году ветерану исполнилось 91 год.

Николай Иванович Декин родился в селе Тамбовка  Астраханской области  22 мая 1925 года  в семье механика — Ивана Ильича Декина. Мама Ольга Васильевна,  швея была  дочерью раскулаченного и расстрелянного в 1937 году в Астраханской тюрьме Василия Никитовича Илларионова и внучка Никиты Инсаровича, расстрелянного в 1919 году.

В  феврале 1943 года  Николай Декин был призван в Красную Армию из 10 класса Харабалинской средней школы.  После Сталинградской битвы и свыше миллиона безвозвратных потерь Красная Армия требовала срочного пополнения и десятиклассникам не дали доучиться до получения аттестата о среднем образовании несколько месяцев.

Ученики 10 класса Харабалинской средней школы  села Харабали Астраханской области  перед призывом 1943 год. С фронта вернутся не все.
image003.jpg

Эшелон с призывниками-астраханцами 1925 года рождения  был направлен на станцию Селикса под Пензой. В 1941-1945 годы здесь дислоцировалась 37-я запасная стрелковая бригада, на базе которой регулярно формировались новые воинские части (полки, батальоны, маршевые роты и команды). Всего за период Великой Отечественной войны было подготовлено и отправлено на фронт свыше 400 тыс. человек.

7 ноября 1941 года. Предположительно, на трибуне стоит  руководство 37-й запасной стрелковой бригады во главе с комбригом М.С. Ткачевым, внизу находятся командиры подразделений.
image005.jpg
http://www.museumzarechny.ru/virtualnye-vystavki/

Селиксенские военные лагеря многие ветераны называют настоящим ГУЛАГом, только без вышек и охранников с собаками. Новобранцев переодели в старую рваную военную форму. В Лагере процветало воровство не только интендантами нового обмундирования, которое обменивалось у местных жителей на продукты питания. «В деревне Чемодановки жители от седых старцев и старух до малышей щеголяло в новеньких гимнастерках и галифе»[1].

 Многие призывники гибли в лагерях преимущественно от голода и холода. «Для наведения порядка в лагерь дважды прибывал маршал Клим Ворошилов, в том числе во главе комиссии с военными следователям и охраны стрелков войск НКВД. Смертность солдат в лагере была столь велика, что не пришлось долго вести расследование. Были  приняты радикальные меры по законам военного времени. В местном песчаном карьере было расстреляно 23 военнослужащих, от  младших чинов до старших офицеров... 
Не была подготовлена казарма, отделение призывников разместили в крестьянском доме. Хозяйка научила париться в русской печи, так как для топки бани нужно было много дров, и заготавливать  их  уже было некому, муж погиб на фронте. Несмотря на некоторую экзотику, баня в печке по всем статьям превосходила баню стрелковой бригады».

Призывники приняли Присягу на верность Родине, началось изучение уставов  и полевые занятия.

«Наконец, освободилась землянка, которую до этого занимала маршевая рота, отправленная на фронт. Землянка длиной метров в сто имела двухъярусные нары, сделанные из тонких еловых жердей с сучками, которые впивались в бока во время лежания, и тем самым автоматически обеспечивали бдительность и сокращение времени сна на военной службе.

Освещение землянок-казарм было на уровне средних веков, здесь дымили, больше чем светили, настоящие керосиновые лампы, но без стекол. Керосиновый чад и последствия горохового питания создавали зловонную атмосферу, сравнимую с задымлением позиции противника, перед атакой. Это тоже, очевидно, входило в систему подготовки молодого бойца, развивало ориентировку в условиях газовой атаки противника…

Лагерная обстановка, плохое питание, невольно вызывали патриотические чувства и горячее стремление быстрее попасть на фронт. Но, как исключительно редкое явление, было и «мылоедение» с целью увиливания от отправки на передовую. Количественно потребление мыла выразилось в покрытии территории лагеря мыло содержащим веществом сложного химического состава, на ликвидацию которого были брошены наиболее образованные бывшие десятиклассники, более ясно представлявшие эпидемиологическую угрозу воинства. Неприятная работа по очистке территории не вызывала у ребят ассоциацию с военной службой и приводила к протестам….

Кормление солдат происходило также по системе Станиславского с приближением к  реальности. Пищу  приносили из пищеблока к землянке в оцинкованных ведрах и раздавали в мисках из жести. В пищеблоке в огромных чугунных котлах повара готовили пищу для всей бригады, строго по нормам военного времени, допускающей сохранения силы для поднятия винтовки и производства, хотя бы одного укола штыком противника. Излишество в виде накопления жира на животе исключается научно разработанной диетой. Из высоких соображений гуманности и сохранения здоровья солдат, столь необходимых для защиты государства, приносимая похлебка была охлаждена до момента образования корки льда. Миски после принятия пищи, во имя  торжества гигиены, и, следовательно, опять-таки, во имя здоровья солдат, очищались протиркой снегом, слегка орошенным мочой на утренней физзарядке, по команде «оправиться». Кормление солдат, на основе диеты военного времени,  вызывало также чувство патриотизма, и стремление скорее убыть на передовую.

Однажды новобранцы обнаружили, что в гороховой баланде стали совершенно исчезать изредка плавающие кусочки мяса. Выяснилось, что мясо вылавливалось  на маршруте доставки.  Решение пришло мгновенно — баланду вылили на головы «мясоедов». Смеялась вся рота до слез, видя «мясоедов» облитых с ног до головы гороховой баландой, но после смеха стало грустно, —  воины остались без приема пищи.
Молодой организм требует хорошего питания. «Зимой быстро темнеет, и солдаты, намаявшись на работе, или на занятиях на морозном воздухе, часто засыпали, не дождавшись ужина. Однажды помощник командира роты, получив для выдачи подчиненным нарезанные кусочки колбасы, «пожалел» спящих солдат и съел все сам. Один за тридцать человек! И никаких вредных последствий, что значит закалка организма! После этого за ним прочно укрепилось, прозвище  «колбасник».
Овладение военным мастерством сводилось к строевой муштре и изучению уставов. Не подготовке метких стрелков, а физической закалке уделялось повышенное внимание.

В начале весны командование бригады приняло решение направить «высокообразованную» роту (окончивших от 8 до 9,5 классов) на лесоповал. Предстояло ежедневно увеличивать запас дров бригады на два куба на каждый нос трудящегося солдата. Для выполнения поставленной задачи мы получили по одной тупой двуручной пиле и одному топору на двух человек. Рота направилась в многовековой сосновый лес, минуя продовольственные склады. Кладовщики с неизвестной для нас целью выкатили открытые бочки с хлопковым маслом и не позаботились об охране казенного имущества, чем мгновенно воспользовались проходящие солдаты. Они набросились на бочки, котелками брали и пили масло, что отразилось желтыми пунктирными линиями на пути следования роты, а несколько солдат отправили на лечение. На лесоповале нас ожидала просторная и светлая землянка с приличным питанием. Выполнять установленную норму было, без привычки и навыков, очень тяжело, да и тупые пилы давали о себе знать...

Примерно через две недели упорного труда рота срочно, по тревоге, бегом была вызвана в лагерь, откуда короткими перебежками прибыла на погрузку в эшелон для убытия в энском направлении из лагеря смерти.

На станции эшелон пришлось ждать четверо суток, без пропитания, так как в стрелковой бригаде с довольствия красноармейцы были сняты как убывшие, а в пункте прибытия не числились как прибывшие. На вторые сутки командование бригады выслало экстренную гуманитарную помощь, в виде двух сухарей на брата, селедку на троих. Чая или вода не предусматривалась, вокруг дислокации воинов было безбрежное море снега, без всякого ограничения.  Наконец прибыл эшелон, солдаты получили опять селедку, а водой довольствовались из тендера прибывшего паровоза, которая, как нам было известно из курса физики, смягчалась кальцинированной содой, для предупреждения осадка в трубах котла, что, несомненно, также способствовало очищению от шлаков кишечного тракта и солдат.

Всех интересовало, куда едем, на фронт или в тыл. Наиболее осведомленные в географии солдаты определили  без компаса, что едем в тыл. Многие этому не поверили: исходя из опыта полученных знаний, строевой выучке, и навыка в дезинфекции территории, нам должна быть, открыта одна дорога — на запад, на фронт, где меткой стрельбой, о которой читали, правда, лишь в библиотеках, можно увеличивать число уничтоженных врагов. Но когда состав миновал Кузнецк, а не Пензу, сомнениям был положен конец — едем в тыл.

Утром эшелон прибыл в город Куйбышев, нынешнюю Самару. Ярко светило весеннее солнце, отражаясь в бесчисленных весенних лужах. Солдаты, кто в рваных ботинках, а кто и в валенках, бодро шагали по улицам города, демонстрируя высокую строевую выучку, высекая из луж искрящиеся брызги. Город жил обычной тыловой жизнью. Люди спешили по разным делам и не обращали внимания на нашу строевую подготовку. Нас встретил духовой оркестр, под бравурные звуки колонного марша мы прошли перед командованием училища натренированным строевым шагом, держа равнение. Командование училища напоило нас сладким чаем с белым хлебом, причем ужин был не приближенным к фронтовым условиям, а проходил за нормальными столами. Еду подавали официанточки в белых фартучках,  белых кокошниках с кружавчиками  и стучащими каблучками на стройных ножках. После «ГУЛАГа» в Селиксенских военных лагерях,  прием произвел на нас незабываемое впечатление. После ужина строй был распущен, это тоже казалось необычным явлением. Среди толпы свободно ходили офицеры в погонах. Погоны на командирах мы видели впервые, и они произвели странное впечатление на нас, воспитанных на фильмах о гражданской войне, в которых офицеров белопогоников постоянно били красные».

***
С марта 1943 года Николай Декин  — курсант, старший сержант 1-го Куйбышевского военного пехотного училища, а уже с августа 1943 года служит в 270-й  стрелковой дивизии Калининского,  1-го Прибалтийского фронтов. Красная Армия в связи  большими потерями в Курской битве испытывала  острый дефицит в младших командирах, и военные училища вынуждены были досрочно отправлять курсантов на фронт.

В дивизии  Николай Декин  прошёл боевой путь от Смоленщины до Курляндии. 13 сентября 1943 года 270-я стрелковая дивизия в составе 43 армии начала прорыв обороны Рибшевского укрепленного узла в направлении Витебска. Курсант, старший сержант Декин, участвовал в бою за высоту 214 в районе деревни Тарасово в качестве исполняющего обязанности командира взвода. «Трое суток, под грохот артиллерии продолжался бой, казалось, ни одного фрица не осталось в живых, но стоило подняться красноармейцам, как пулеметы врага оживали, обрушивая  лавину огня. Командование дивизии раскрыло тактику врага — немцы в начале артподготовки советских частей  укрывались в блиндажи  с накатом бревен в несколько слоев. Но после залпов «катюш», что было сигналом к началу атаки, противник вновь занимал огневые позиции. Разгадав уловку  врага, наши артиллеристы новыми залпами «катюш» снарядами с термитным зарядом оставляли выжженную землю в местах дислокации немцев». В этом первом бою Декин получил несколько легких ранений...

Дивизия шла вперед на Витебск до следующей линии обороны врага.  22 сентября был освобожден город  Демидов на Смоленщине, за что дивизии присвоили наименовании «Демидовская». До Витебска оставалось 18 километров, пошли бои местного значения и хождения  за «языком». Затем дивизию отправили на пополнение и обучение в город Лихославль.

К июню 1944 года подготовка войск Красной Армии к началу наступательной операции «Багратион» была закончена. 270-я стрелковая Демидовская дивизия в составе 6-й Гвардейской армии 22 июня прорвала оборону немцев  северо-восточнее Витебска и продолжила наступление вдоль левого берега Западной Двины.

Через несколько дней предстояло форсирование Западной Двины. «Ширина реки примерно метров двести, вода коричневая, словно кровь. Противник ночью зажигательными пулями поджигает дом за домом деревни Ероши, освещает гладь воды, боится прозевать форсирование реки русскими. Красноармейцы всю ночь сколачивают плоты для переправы. Утром, на рассвете после артподготовки начинается переправа под огнем противника. Приказ, есть приказ… Доплыли, разматывая провод связи до середины реки, но рванула мина и все имущество и оружие пошло ко дну, погибло три солдата. Пришлось возвращаться назад за резервным плотом с имуществом, и на этот раз достигли вражеского берега, где в траншеях уже были красноармейцы».  За форсирование Западной Двины астраханцу А.М. Звереву присвоено звание Героя Советского Союза,  а Николай Декин  получил орден Славы 3-й степени и в октябре был назначен командиром взвода  связи в звании старшина.
image007.jpg
http://funik.ru/uploads/images/05_2015/02/165_0ba27e804d568aa499153ddec2057150.jpg

***
Связь на поле боя является одной из главных разновидностей оперативного обеспечения войск.  В Красной Армии с начала Великой Отечественной войны обнажилась острая проблема связи. Из-за этого снижалась или даже терялась управляемость войсками. Качество связи в войсках Красной Армии  существенно уступало вермахту. С  началом  войны  основными  типами  средств  радиосвязи были  радиостанции  образца  1935 – 1938 годов. Связисты носили тяжелые, старого образца рации и блоки питания к ним. Связисты подвергался не меньшей опасности погибнуть, чем рядовые пехотинцы. Они в любую минуту должны были быть готовыми устранить разрыв связи и при артобстреле и атаке, при любой погоде.  В романе «Прокляты и убиты»  Виктор Астафьев писал: «У полевых связистов всегда до костей изорваны ладони: их беспощадно выбивали снайперы, рубило из пулемета, секло осколками [...]. По причине худой связи артиллерия наша, да и авиация, лупили по своим почем зря».

Положение существенно улучшилось к 1943 году, когда было сформировано  464-е воинские части связи, в том числе 11 отдельных полков  связи  и  175  отдельных  батальонов связи. Улучшалась  и  обеспеченность  Красной Армии средствами связи, в том числе радиостанциями стратегического, фронтового, армейского, дивизионного и полкового звена управления.  Возросла численность связистов.  Если  к  началу войны  связисты  составляли  около  5  % общей численности, то к 1945 году каждый  десятый  боец  Красной  Армии  был связистом, что соответствует росту численности войск связи в четыре раза. Всего за годы Великой Отечественной войны Героями Советского Союза стали 294  воина-связиста,  более  100  связистов  стали  полными  кавалерами  ордена Славы. Многие тысячи военных связистов  были  награждены  орденами  и  медалями[2].
image008.jpg

***
Демидовская дивизия с боями наступала вдоль Западной Двины, участвовала в освобождении Витебска, Полоцка, Двинска, Даугавпилса,  других населённых пунктов Латвии и Литвы. В  результате наступления войск  1-го Прибалтийского фронта две немецкие армии были окружены на  Курляндском полуострове вплоть до их капитуляции 8 мая 1945 года. За отличия в этих боях Декин  был награжден орденом Красная Звезда. После окончания трехмесячных курсов при 6-й гвардейской армии, присвоено звание младшего лейтенанта.

***
1944 год. Николай Декин после разведки с боем. В руках — советский 7,62-мм пистолет-пулемёт системы Судаева (ППС). Был разработан конструктором-оружейником Алексеем Судаевым (1912 – 1946) в осаждённом Ленинграде в конце 1942 года. Для изготовления этого легкого, компактного и технологичного пистолет-пулемета требовалось в два раза меньше металла и в три раза меньше времени, чем для ППШ. За время войны был изготовлено полмиллиона ППС-43. В конце войны немцы стали производить пистолет-пулемет МР 709, практически скопированный с советского. Лауреат Сталинской премии инженер-майор Алексей Судаев умер молодым в 33 года после тяжелой болезни. {C}{C}{C}
image010.jpg

Примечание к надписи. Первоначально редактор статьи идентифицировал оружие в руках Николая Декина как немецкий автомат (пистолет-пулемет) MP-40, который использовался нашими разведчиками, так как применение в ближнем бою легкого скорострельного стрелкового оружия давало ощутимые преимущества. До настоящего времени MP-40 считается ценной добычей у «черных археологов», так как его цена на черном рынке высока, и он пользуется спросом у криминалитета.


Группа связистов 629-го отдельного батальона во время отдыха. Николай Декин первый справа и  Алексей Стрельников (будущий капитан первого ранга) второй слева в верхнем ряду.  Латвия, местечко  Аури, 1944-й год, 1-й Прибалтийский фронт.
image011.jpg
Николай Декин уволился из Армии в 1946 году из Тоцка.

Тоцкий учебно-артиллерийский полигон в Оренбургской области получил известность благодаря тактическим учениям войск  в условиях  атомной войны (14 сентября 1955 года). В ученьях приняло участи свыше 45 тыс. военнослужащих.  Всего в зоне ядерного взрыва было задействовано около 3 тыс. человек личного состава войск, при этом непосредственно через эпицентр прошло несколько сот человек. Данные этого учения до сих пор не рассекречены. В Соединённых Штатах было проведено восемь  аналогичных учений, в СССР всего два — на Тоцком и Семипалатинском  полигонах. 

***
В 1951 году Николай Декин вновь призван в Советскую Армию на службу в Зенитно-ракетные войска ПВО (Москва). Окончил Московский инженерно-строительный институт и Ивановское ВТУ энергетиков. Уволился со службы в 1974 году в звании инженер-подполковника, с должности Главного энергетика Зенитно-ракетной базы. Указом Президента Российской Федерации В.В. Путина  ему в 2000 году присвоено звание  полковника в отставке.

После нового призыва в Вооружённые силы СССР (Ивановское ВТУ, 1951 год) и окончание службы (1974 год)
image013.jpgimage015.jpg

Николай Декин с супругой Марией Петровной, сыном Геннадием и дочерью Ларисой. 1955 год
3.jpg

Сбор ветеранов дивизии, 1985 год
image017.jpg

Николай Декин награжден боевыми орденами Славы 3-й степени, орденом Красной Звездй, орденом Отечественной войны и многочисленными медалями.

Сын Геннадий — инженер электрик, выпускник Варшавского Политехнического института, дочь Лариса — экономист.

В 1976 году ветеран  посетил места боев под Витебском, где сохранились многочисленные воинские захоронения.      
 
Автор книг и воспоминаний: «К истории  Астраханской губернии», «Невыдуманные рассказы», «Долгопрудрый прифронтовой», «Приключения Лапидуса-рядового и генерала» (2015, воспоминания о военной службе) и др.

Песня «Журавли» (Здесь под небом чужим…) в исполнении ветерана, полковника в отставки Николая Декина:
https://soundcloud.com/sergeyrevyakov/wsybvuioti7c
Статьи о Великой Отечественной войне
в журнале «Ландшафты жизни» и на Портале «Института геополитики»:
Великая Победа
Великая Победа. Сила духа (I)
Великая Победа. Логика и психология войны (II)
Великая Победа. Жестокий прагматизм жесткого времени (III)

Последние Герои и создатели оружия Победы. Посмертно 
Генерал армии Апанасенко. Забытый герой Победы
От Москвы до Берлина. Полковник Александр Бешляга
Ландшафты памяти. Красноармеец Михаил Батаев
Валаам. Позорные страницы истории. Советские «самовары»

Почему Гражданская война закончилась в 1941 году войной Отечественной?
Трагедия Красной Армии. Провал стратегического плана закончить войну в 1942 году
Витебские (Суражские) «ворота» жизни
Сталинградская битва. Главное сражение за Хинтерланд
Совершенно секретные части Красной Армии
Почему Япония не начала войну против СССР?
Путешествие в бывшую Восточную Пруссию. Третье падение Кёнигсберга
Псковская миссия. Враги советской власти, помогавшие выжить населению и военнопленным на оккупированных территориях
Цитадель Хутоу. «Нож у горла советского Приморья». Последнее сражение Второй мировой войны. Китайская версия







[1] Здесь и далее курсивом выделены фрагменты из воспоминаний Николая Декина «Приключения Лапидуса-рядового и генерала» (2015).
[2] Александр Сиденко Войска связи Вооруженных сил в годы Великой Отечественной войны. —  http://vk.sibsutis.ru/articles/2009-1__(p18-24).PDF


?

Log in