Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Крым. Киммерия. Раскаленные рубежи природы, времени и духа
Ландшафты жизни
dergachev_va
Владимир Дергачев
image001.jpg
Константин Богаевский Тавроскифия. 1937. Крымская картинна галерея, Симферополь

Первый раз в Крыму я оказался полвека назад в августе 1964 года во время так называемой дальней практике студентов (будущих географов-экономистов) второго курса  географического факультета Московского государственного университета. Первую ночь наша группа на двух автобусах (ПАЗиках)  ночевала под Джанкоем  в степи на скошенном хлебном поле в скирдах соломы.  На Южном берегу Крыма был в разгаре курортный сезон и в Ялте нам разрешили ночевать в конторе совхоза «Горный». В Феодосии после долгих поисков студентов приютила в красном уголке администрация гостиницы  «Астория». 

С 1976 года, когда я после окончание аспирантуры и защиты диссертации в МГУ  стал научным руководителем научно-исследовательских тем в рамках государственной программы «Мировой океан»,  я регулярно посещал Крым, особенно его портовые города. В 1990 году был научным руководителем проекта «Открытая экономика Крыма» и имел возможность посетить не только все города, но и самые отдаленные уголки полуострова. Это позволило мне уже в независимой Украине обратить внимание на неблагополучие в Крыму, сложившееся в период  дикой приватизации общенародной собственности, создания мыльных криминальных свободных  зон  в крымских степях и высказать тревогу за будущее Крыма и возможную его утрату. Но конструктивной реакции властей не последовало, был один ответ, что «этого не может быть». Как уже неоднократно было в украинской истории, когда Это произошло, все было списано на происки внешних врагов. И при этом забыли об ответственности украинских властей, не зависимо от политического цвета и ориентации, за судьбу Крыма. Когда власть, опьянённая свалившимся  крымским богатством, устроила вместе с местным криминалитетом грабеж и пир, как во время чумы.    

Подробно:
Геополитическая трансформация Крыма (2008)
Крымский микрокосмос. — Глава в монографии В.А. Дергачева
Геополитическая трансформация  Украинского Причерноморья (2008)
Крым. Евразийский микрокосмос из цикла 2012 года Путешествие из Тавриды в Санкт-Петербург
«Забытый гул погибших городов Тавриды» (1996).
(Серия «Доклады профессора Дергачева»)


***
Полуостров Крым — это уникальные ландшафтные  рубежи, каждый из которых  заселялся и осваивался с учетом этнических  культурно-исторических традиций. Одни народы осваивали степь, другие — горы, третьи —  морские побережья. На юге полуострова, от мыса Фиолент на западе  до Феодосии на востоке, тянутся  невысокие  горы, в которых отчетливо  выделяется три гряды: самая высокая Главная и две предгорных — Внутренняя и Внешняя, с их пологими северными склонами и крутыми южными, создающими  куэстовый рельеф.

Северные склоны Внешней гряды заняты лесостепью, где лето менее знойное, чем в степи. Крымская лесостепь стала  местообитанием древнего человека, здесь  сосредоточены  крупные города прошлого и настоящего, в том числе  столицы Скифии (Неаполь), Крымского  ханства (Солхата или Крым, Бахчисарай) и Республики Крым (Симферополь).

Внутренняя  горная гряда с  наличием труднодоступных плато (столовых гор с круто обрывающимися  южными склонами) и водных источников служила в прошлом идеальным местом для создания оборонительных сооружений. Не случайно, в юго-западном нагорье  в прошлом существовал  этнический микрокосмос. В античности здесь обитали тавры, а в средневековье возникли и расцвели «пещерные» города и монастыри, княжество Феодоро.

Вдоль моря тянется  самая южная и высокая Главная горная гряда, которая отступая от моря, образует живописные ландшафты Южного берега. Выше  покрытых  лесом гор расположены  яйлинские нагорья с богатыми лесными пастбищами. На рубежах суши и моря оставили свой след античная, (эллино-римская), византийская, христианская (романо-германская и православная) и мусульманская культуры. В Российской/Советской империи здесь  создаются  крупнейшая курортно-рекреационная зона  и летние резиденции царей, генеральных секретарей, первого и последнего советского президента. На западных и восточных окраинах Главной горной гряды  в природной контактной зоне  море — горы — степь с удобными  сухопутными  подходами, расположены  крупные торговые  города античности и средневековья — Херсонес и Кафа.

Если на юго-западном нагорье  Внутренней гряды существовал микрокосмос местных культур, то на рубеже суши и моря доминировали контакты античного (эллино-римского), византийского, христианского (романо-германского и православного) и мусульманского миров.  Не случайно, на побережье были возведены эксцентрированные  генуэзские крепости, в которых последним оплотом защищающихся был торговый порт, тогда как ядро русской крепости — детинец.

Своеобразие Крыму  придают  ландшафтно-этнокультурные рубежи. Неброский киммерийский ландшафт Восточного Крыма, опаленная солнцем неуютная земля воспета в местной пейзажной школе, отразившей межэтнический сплав, гармонию человека и природы: армянин Айвазовский, грек Куинджи, польско-русские корни Богаевского, немец Феслер, итальянец Лагорио, абхазец Шервашидзе, армяно-англо-греческие корни Латри. Киммерийская земля прославлена писателями и поэтами. Предки Макса Волошина по отцовской линии — запорожские казаки, по материнской — обрусевшие немцы. У Александра Грина — польские корни. В местных родословных прослеживается связь времен. Жена художника Богаевского — Жозефина Дуранте, род которой берет начало от отдаленных потомков генуэзских консулов в Кафе, а по семейному преданию — от великого Данте. Центрами общественной и интеллектуальной жизни Киммерии являлись Феодосия, Судак, Старый Крым и Коктебель. Феномен Киммерии, также как Флоренции и Одессы,  обусловлен рядом факторов. Свободная торговля в сочетании  с этнокультурными и ландшафтными рубежами  способствовала  становлению талантов.

***
В интерпретации Максимилиана Волошина «Самоё имя Киммерии происходит от древнееврейского корня KMR, обозначающего «мрак», употребляемого в Библии во множественной форме «Kimerir» (затмение), Гомеровская  «Ночь киммерийская» — в сущности тавтология». Поэт считал, что «исторический пейзаж стремится стать историческим портретом земли. Лицо земли складывается геологически, так же, как человеческое лицо — анатомически, и точно так же определяется морщинами, шрамами и ранами, оставленными на нем стихиями и людьми: знаками мгновений. В этом — смысл Исторического Пейзажа». «В современной русской живописи воссоздателем исторического пейзажа является Константин Федорович Богаевский, а земля им изображаемая — Киммерия»[1].

Художественный  образ Киммерии как Крыма легендарной эпохи отражен в творчестве Богаевского, который писал: «Киммерией я называю восточную область Крыма от древнего Сурожа (Судака) до Босфора Киммерийского (Керченского пролива), в отличие от Тавриды, западной его части (южного берега и Херсонеса Таврического)».

Многим может показаться, что на картине Константина Богаевского «Тавроскифия» (репродукция в начале статьи) изображены ландшафты Восточного Крыма с генуэзской крепостью на одной из скал. Но легендарная Киммерия, увековеченная Гомером и воссоздана через тысячелетия  поэтом Волошиным и художником Богаевским, находится не в реальном географическом пространстве Крыма.

Константин Багаевский был художником, создавшим полотна выдуманной страны Киммерии, расположенной на раскаленных рубежах многомерного пространства, насыщенных исторической памятью. Хотя на его картинах нет воинственных тавров и скифов, населявших бескрайние причерноморские степи. Природный пейзаж с величественными скалами и морем не подвластен историческому времени и остаётся недоступен человеку. Пейзаж страны, еще не окрепший, находящийся под лучами восходящего солнца, но уже с волнующим морем. Необходимо обратить внимание и на трагический  1937 год создания картины. Одинокий челн в бурном море.

В конце 19 века начала складываться Киммерийская школа пейзажной живописи, основоположниками которой стали И. К. Айвазовский, К. Ф. Богаевский, М. А. Кириенко-Волошин, писавшие преимущественно «по памяти». Многочисленные романтические «морские бури» Ивана Айвазовского, фантастические пейзажи Константина Богаевского, акварели Макса Волошина создавались игрою воображения и полетом фантазии. Художников объединяла пылкая любовь к легендарной земле Киммерии,  отождествляемой с Восточным Крымом и Черным морем.  В полотнах художников доминирует стихия первозданной природы, а дело рук человеческих уступает перед могуществом мироздания. Современный пейзаж вырастает из исторического.

В геофилософии (философии имманентного пространства) нами выделяются ландшафты и полюса кристаллизованной пассионарности, насыщенные исторической памятью. Таким ландшафтом кристаллизованной пассионарности и была выдуманная страна Киммерия («родина духа»), в которой Дом Поэта Волошина выступал в качестве полюса пассионарности («вулкана страсти»).  Вневременной героико-романтический пейзаж через многомерную философскую поэзию и философскую живопись становится частью геофилософии.
***
Название «печальной» страны Киммерии, покрытой туманом и мглой облаков, в переводе с финикийского значит «тёмный». В античной историографии греки называли «Киммерией» крайний север известной тогда Ойкумены. Гомер в «Одиссее»  так описывает эту страну:
«Там находится город народа мужей киммерийских,
Вечно покрытый туманом и тучами: яркое солнце
Там никогда не блеснет ни лучами своими, ни светом».
Геродот упоминает «киммериан печальную страну».
Историки подтверждают, что в конце бронзового века в Северном Причерноморье появилась «киммерийская» культура (9 – начало 7 века до н. э.), названная по имени  обитавшего здесь ираноязычного кочевого народа. Это условное название так называемых «доскифских» народов Северного Причерноморья железного века.

Киммерия проецируется в географическом пространстве чаще всего с Восточным Крымом, расположенным между Боспором Киммерийским и горным массивом Демерджи. Но в образах Волошина и Багаевского это, прежде всего,  страна в духовном пространстве, растворившемся во времени.

Киммерийцы оставили свой след в местной топонимике:  Боспор Киммерийский, Киммерик, Киммерийский вал. Древнее фортификационное сооружение Киммерийский вал (4 – 3 век до н.э.)  представляет ров с валом, укрепленный проездами и однотипными башнями-фортами, отделяющий восточную половину Керченского полуострова от Крыма. Вал тянется на 42 км от Казантипского залива Азовского моря до Черного моря, точнее северного берега Узунларского озера и далее к Кояшскому озеру.
Геродот дважды упоминает  о киммерийских переправах через Боспор Киммерийский (Керченский пролив). Они были названы скифами или древними греками  в честь вымершего народа.

Археологи обнаружили древнегреческий город Киммерик (5 век до н.э.) на южном побережье Керченского полуострова, на западном склоне горы Опук, примерно в 50 километрах к юго-западу от современной Керчи. Город был основан милетскими колонистами в 5 веке до н. э. и процветал на протяжении нескольких веков. Его название идентифицируют с более ранним киммерийским поселением. Киммерик защищал Боспорское царство от скифов. Его стены достигали до 3,5 метра в толщину. В середине 3 века н. э. Киммерик разграблен готами, но частью городское поселение сохранилось до конца римской эпохи.
Городище было раскопано советскими археологами, местность в 1998 году объявлена Опукским заповедником, а с  2015 года Археологический комплекс «Киммерик» является объектом культурного наследия федерального значения.

***
Ландшафты суровой красоты. Природа «сердца» Киммерии — Коктебельской долины  — не похожа на Южный берег Крыма. Сухая степь с выветренными холмами, покрытыми ржавой травой. С  севера в долину врываются  холодные снежные или сухие и горячие ветры с запахом ковыльной или полынно-горькой степи.  Оттуда в старину приходили завоеватели-кочевники.

Коктебель находится в зоне степной климат с очень жарким и засушливым летом, мягкой зимой с редкими морозами в сочетании с холодным ветром при вторжении арктического воздуха. Большое количество солнечный дней обеспечивает продолжительный купальный сезон  до середины октября.

Коктебельскую бухту слева замыкает узкая гряда мыса Хамелеон, получившего название из-за  феноменальной способности менять цвет в зависимости от времени суток, погоды, положения солнца и облаков. Справа бухта ограничена Кара-Дагом со скалой Сфинкс (Чёртов Палец), стражем Коктебеля.

Застывшая вулканическая лава относительно невысокого Карадага (577 метров) тысячелетиями подвергалась выветриванию. В результате образовались скалы с фантастическими очертаниями (Чертов палец, Королева, Разбойник Иван и другие).  И даже с профилем поэта Волошина, хотя век назад его называли пушкинским.

В 1979 году Карадаг с его геологическими и биологическими памятниками объявлен заповедником. У подножья Карадага действует биологическая станция, основанная в 1901 году приват-доцентом Московского университета Терентием Вяземским (1857–1914).  Здесь действует дельфинарий, есть аквариум, музей экзотических животных и галерея, собранная из картин художников, работавших на Карадаге.

По горным тропами от  Коктебеля до Судака 40 верст, местная генуэзская крепость заняла свое достойно место в созданной человеческим воображением Киммерии.

Из Коктебеля можно совершить морскую прогулку вдоль побережья мёртвого вулкана к естественной каменной арке Золотых ворот Кара-Дага. Здесь принято бросать монетки, чтобы они ударялись о скалу, и загадывать желания. В морском царстве Кара-Дага Вас окружают темные скалы с острыми пиками, воспаряющими к небу и гроты с буйством кипящей волны.  Уединённые бухты, доступные только с моря. Знаменитая Сердоликовая бухта,  еще в недавнем прошлом одаривала путников полудрагоценными камнями. Подземное царство Кара-Дага богато такими самоцветами как агаты, аметист, разноцветная яшма, горный хрусталь, сердолики, малахит и аметист, но на поверхности и местных пляжах любители камушек  встречают их все реже и реже.

«Лучшее из наваждений земли» называл Волошин потухший вулкан Кара-Даг:
«И над живыми зеркалами
Возникнет темная гора,
Как разметавшееся пламя
Окаменелого костра».

Гора Опук высотой 183 метра расположена на одноимённом мысе, на южной оконечности Керченского полуострова. Здесь сохранились остатки античных строений, фундаменты домов и катакомбы.
image003.jpg
http://img-fotki.yandex.ru/get/9229/67700761.d2/0_ac072_1dcc32a6_XXL.jpg

***
Многомерное восприятие местного ландшафта  нашло отражение в современной фотографии. Российский фотограф Алик (Александр Иванович) Сидоров (1941 – 2008) создал цикл работ «Киммерия» (1981 -1985). В зримом философском пейзаже «Фотограф приглашает нас пройти вместе с ним сквозь пространства, в которых растворились следы многих народов: греков, римлян, армян, сирийцев, скифов, сарматов, готов, татар, турков и многих, многих других; проплыть вдоль берегов, до которых добрался в поисках души опустошенный битвами Одиссей; притаиться за кустом шиповника, наблюдая за мотыльком, летящим на солнечный луч. И пусть в этом путешествии нам сопутствует самый замечательный, еще от детства сохраненный в каждом из нас дар: способность удивляться и узнавать духовное, таящееся в нас»[2].

Мастер фотографии остановил свое внимание на вневременных пейзажах, без малейших признаков цивилизации и живой души. Этим подчеркивается таинственность природы, будто бы не изменившейся с античных времен.  «Киммерия в фотографиях Алика Сидорова существует, главным образом, как приглашение к разговору с душой и о душе, как освидетельствование ландшафта внутреннего, психического, где внешний, топографический ряд присутствует, как «тетива» для запуска метафоры изобразительной реальности, в которую, подобно богам, помещены архетипы»[3].
image005.jpg

image007.jpg

Геофилософский взгляд на киммерийский пейзаж блестяще демонстрирует фотограф и блогер Сергей Анашкевич (Рассвет над горой Опук. — http://aquatek-filips.livejournal.com/profile).

Сергей Анашкевич Гора Опук и Кояшское озеро за 30 минут до восхода солнца
image009.jpg
http://aquatek-filips.livejournal.com/519054.html

Адонис летний в лучах утреннего солнца.
image011.jpg
http://aquatek-filips.livejournal.com/519054.html

***
Природный заповедник Карадаг не только необычайно красивая, но и загадочная  местность  на юго-востоке Крыма. Гора Карадаг  (Черная гора) является древним потухшим вулканом и поражает своей природной мощью. Энергия ветра и солнца многие миллионы лет ваяли здесь причудливые формы (Чертов Палец, Пряничный конь, Сокол, Пирамида, Король, Свита, Сфинкс, Маяк, Шайтан и многие другие).

Карадаг. Скала «Золотые ворота» и скалы Лев и Иван разбойник.  Крымские татары называли «Золотые ворота» Шайтан-Капу — «чертовы ворота» (вход в преисподнюю).
image013.jpg
http://secretworlds.ru/_nw/34/54048318.jpg

***
Я долгие годы, объехав почти весь Крым,  не мог посетить мыс Казантип, о котором я много слышал и читал. Наконец, в 1990 году, когда наша академическая группа заканчивала проект «Открытой экономики Крыма», председатель Крымского облисполком Виталий Владимирович Курашик  спросил меня, что я еще хочу увидеть на полуострове.  Услышав о Казантипе, он выделили мне облисполкомовскую «Волгу»  на воскресные дни. На Казантипе нас ждала рыбалка на азовских бычков и уха. Ночевали мы в рыбацком курене в одной из местных бухт, где до нас поселились местные комары. Но со временем память о них улетучилась. Запомнилась неброская природа Казантипа, где воздух пропитан морем и степью.  По дороге посетили недостроенный «атомный вулкан» — Крымскую  АЭС, когда её только начинали  грабить любители цветных металлов.  Сочетание почти нетронутой заповедной природы Казантипа и самой грозной атомной мощи, созданной человеком, настраивала на философские мысли.

Мыс Казантип (Казан-Тип, «дно котла»)  расположен на берегу Азовского моря в северо-восточной части Крыма.  Мыс, напоминающий котел диаметром до 4 км,  глубоко вдается в море.  Южнее мыса расположен город Щелково. Казантип и его окрестности были заселены с 6 века до н.э., сохранились следы античного поселения 3 века до н.э.
image015.jpg

Температура воды у Казантипа уже в мае достигает 18 °C и здесь раньше, чем на Южном берегу Крыма начинается купальный сезон. Летом воды в береговой зоне прогревается до температуры парного молока (30°C).

На Казантипе и шельфе Азовского моря ведется добыча нефти и природного газа.

В 1992—1999 годах в районе мыса Казантип проходили международные фестивали электронной музыки «Республика КаZантип».
image017.jpg
http://zkazantip.ru/data/uploads/2013/08/kazantip_crimea_slider_05.jpg

Мыс Казантип. Шелковичная бухта.
image019.jpg
http://bojestvenayamuzyka.ru/uploads/images/kazantip_kachaushij_trans_moj_zvonok_na_tel.jpg

image021.jpg
http://old.clan.su/_fr/0/5941615.jpg

В 1998 году был организован Казантипский природный заповедник. На «дне котла» мне запомнилось буйство степных трав, меж которых как минареты возносились к небу цветущие дикие шток-розы или мальвы розовые. Аквально-скальный комплекс мыса Казантип имеет статус водно-болотных угодий международного значения с особым охранным режимом.
image023.jpg
http://www.medicinalplants.ru/images/pages/catalog/sh/shtokroza.jpg

***
У села Тополёвка (Топлы) Белогорского района расположен Святой Параскевы Топловский женский монастырь, где хранятся мощи преподобных отцов Печерских. Здесь находятся минеральные источники святой Параскевы, великомученика Георгия и Трёх Святителей. Древнее горное село было населено армянами, первое письменное упоминание деревни Топлу-кёй встречается в османской «Книге путешествий»  Эвлии Челеби под 1667 годом.

Я посетил монастырь благодаря доценту Таврического университета Оксаны Добровольской и её мужа, которые в один из моих приездов в Крым организовали поездку в Киммерию с посещением Коктебеля.

Во время очередной русско-турецкой войны в безлунную январскую ночь 1878 года в Феодосийский порт вошла турецкая эскадра. Загремели орудия, в городе началась паника и эвакуация в первую очередь  стариков, женщин и детей. В Топлах под защитой древнего монастыря  прожили почти три года Богаевские — мать с двумя малолетними сыновьями, Александром и Константином, ставшим знаменитым художником. Здесь шестилетний  ребенок  увидел другой мир с гостеприимными дубравами и солнечными полянами, наполненными  пением птиц, с кристально чистой холодной водой в каменном фонтане монастыря. Как вспоминал впоследствии  художник, эти детские впечатления положили отпечаток на его дальнейшее творчество[4].

***
Послесловие. В эпоху Серебряного века литературы на набережных Феодосии и Ялты гуляли дамы с собачками.  Я воспоминаю, оригинальную достопримечательность советской Ялты  — набережная с неоновой рекламой «Граждане! Берегите честь своего города!» Оказывается, что честь берегли не все  гражданки. Некоторые несознательные девушки выходили каждый вечер на набережную и вместо того, чтобы любоваться ночным морем, готовы были подарить другие ощущения за умеренную плату. Как выразился один почитатель Крыма, благодаря демократической эпохе на крымских набережных стали гулять преимущественно бабы с кобелями. Когда-то у белой и даже у красной элиты  встречались почитатели поэзии. Сегодня пришло новое поколение, помешанное преимущественно на потреблении материальных богатств.  Им не всем дано понять бессребреников Серебряного века, живших и не утративших в те уже далекие трагические годы «поэзию жизни» и создавших в Крыму несмотря не на что свою «родину духа»

Крым. Киммерия. Раскаленные рубежи природы, времени и духа
Феодосия. «Богом данная»
Феодосия в пространстве русской культуры
Судак. Сурож. Сагдея. Генуэзская крепость  
Крымский Парадиз
Кырым. Солхат. Старый Крым. Первая столица крымского ханства 
Киммерия. «Родина духа». «Вулкан страстей». Поэтические и воздушные крылья Коктебеля

Иван Айвазовский. Гений морских симфоний 
Максимилиан Волошин. Пан Коктебель. Поэтическая геофилософия
Максимилиан Волошин и палачи Тавриды
Константин Богаевский. Гений пассионарного героико-романтического пейзажа
Александр Грин. Алые паруса любви и надежды
Нина Николаевна Грин. Ангел хранитель

Восточный Крым. Морской «Зубр». Сверхсекретный подземный атомный «вулкан»








[1] Максимилиан Волошин К.Ф. Богаевский — художник Киммерии.— Максимилиан Волошин Коктебельские берега. – Симферополь: Таврия, 1990. 
[2] Валерий Зеленский Алик Сидоров Киммерия: по ту сторону ландшафта http://rosphoto.org/collection/virtual-museum/cimmeria/
[3] Юлия Лебедева и Валерий Зеленский. —  http://ivgi.rsuh.ru/announcements.html?id=54519
Алик Сидоров Из цикла «Киммерия»
[4] Ольга Воронова Над Понтом Эвксинским. Константин Богаевский. — М.: Советский художник, 1982. .


  • 1
Здравствуйте!
Подскажите пожалуйста, где и как можно приобрести ваши книги?
Живу в Одессе.

Мои книги издавались преимущественно в Киеве и в Москве. Тиражи распроданы. На портале "Институт геополитики профессора Дергачева" имеются электронные версии книг.

  • 1
?

Log in