Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Кавказ. Приэльбрусье. Прерванный поход
Ландшафты жизни
dergachev_va

«Хотя я судьбой на заре моих дней,
О южные горы, отторгнут от вас,
Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз.
Как сладкую песню отчизны моей,
Люблю я Кавказ!»

Михаил Лермонтов, 1830.

image011

Когда я служил в Советской Армии, молодым офицерам отпуск летом, как правило, не предоставляли в целях повышения боевой подготовки. Но я обнаружил в недрах Министерства обороны управление по туризму во главе с боевым генералом. И написал письмо с перечислением моего географического образования и успехов на ниве туризма. Ответ не пришлось ждать долго. И я  за счет отпуска был командирован в начале  лета 1970 года на  туристические сборы для офицеров на Кавказ. Предстояло осваивать горный туризм.


Акклиматизацию перед походом через Главный Кавказский хребет мы проходили на турбазе Министерства обороны «Пятигорск» на курорте Кавказские минеральные воды (Кавминводы). Цивилизация, отсутствие палаток, административная строгость, горячий душ (утром для мальчиков, вечером для девушек).  Первый сюрприз ожидал при знакомстве с группой, предназначенной для горного похода. Многие командиры воинских частей вместо бравых молодых офицеров направили на туристические сборы офицерских жен, своих  стариков-пенсионеров и детей.  

10 июня. В туристическом кабинете вступительная беседа для туристов маршрута Пятигорск – Терскол – Сухуми. Нас 16 человек, включая мужчин, женщин, стариков и детей,  и не одной девушки. Майор-танкист, заместитель директора турбазы произносит вступительную речь о распорядке и порядке. Затем выбираем руководителя маршрута из четырех офицеров группы (три майора и один лейтенант). Несмотря на пожелания майоров, чтобы ими покомандовал лейтенант, выбирают старшего офицера. В группе доминируют женщины, которые задают вопросы на волнующие темы. Майор-администратор их успокаивает: «Если у Вас все в порядке, как говорят в Одессе  спереди, можете не волноваться».

Символом Кавминвод  служит бронзовый орел, терзающий змею людских недугов. Сказочный вид курорту придают горы-лакколиты, среди них крупнейшая гора Бештау (1400 метров). В 1970 году Пятигорску исполнилось 160 лет и в нем проживает 130 тысяч жителей. В летний сезон приезжает  более 200 тысяч курортников. Сорок минералогических источников  превратили город в своеобразный гидроминералогический музей. Горячие углекисло-сероводородные  воды с температурой  46 – 50 градусов поступают в питьевой бювет Академической галереи, а так же в Пироговские, Народные, Пушкинские, Лермонтовские и Ермолаевские ванны. Из недр горы Горячей на поверхность выходят радоновые теплосерные источники. Строилась крупнейшая в Европе  радоновая лечебница.  Многочисленные минеральные воды типа кисловодского нарзана. 

Знакомство с Пятигорском лейтенант Вова начал с знаменитого Цветника (курортного парка), где в разное время бывали Пушкин, Лермонтов, Белинский, Лев Толстой. Здесь герой нашего времени вальсировал с княжной Мери. Невдалеке от павильона Эоловой арфы в ныне Лермонтовском гроте происходила  встреча Печорина с Верой, где их вовремя застала гроза. 

В Пятигорске  бережно чтят память великого русского поэта. Восстановлен дом Верзилиных, где 13 июля 1841 года  Лермонтов шуткой оскорбил Мартынова, назвав его «горцем с большим кинжалом». Мартынов вызвал обидчика на дуэль, оказавшийся роковой для поэта. 

Одним из любопытных мест Пятигорска является Провал — высеченная в скале галерея, которая заканчивалась балкончиком, откуда можно было увидеть  на дне Провала малахитовую лужицу. Провал, где Остап Бендер занимался бизнесом,  был воспет  Ильфом и Петровом в «Двенадцати стульях».

11 июля. На турбазе ЧП. Ночью офицер-турист в сильном опьянении залез через балкон в номер женского корпуса и, как говорилось в приказе начальника турбазы,  «требовал встречи с женщинами или дежурными санитарками, оскорблял, совершенно не зная ни одну из них, унижал достоинство советской женщины». За эти злоупотребления турист был отчислен с турбазы без возмещения стоимости путевки.

Автобусная экскурсия в Кисловодск. Нам повезло. Воздушная масса неустойчиво стратифицирована, но уровень конденсации высокий и перед нами во всем величии открылся двуглавый Эльбрус. До него каких-то 90 километров. Говорят, что с Арарата  в ясный день  даже за 600 км можно увидеть Эльбрус. Посетили главную достопримечательность города – курортный парк.

14 июля. Совершаю восхождение  на гору Машук, где курортники в честь восхождения пьют водку и играют в карты. На следующий день совершаю восхождение на вершину Бештау и обратно за 4 часа, тогда как группа тратит на этот маршрут 8 часов. Вечером заключительный концерт на турбазе  силами сотрудников. Каждая туристическая группа выбирает себе  наименование перед поездкой в Терскол (Скалолазочка, Филон – тропы, Бублики, Чайники, Матрасники  и др.). Наша группа стала «Чайниками», так называют новичков горнолыжников.

16 июня. Отъезд в 6.00 в горный поселок Терскол, расположенный в Приэльбрусье в Кабардино-Балкарии. На одно из остановок запечатлели себя на память. Благо были вакантные места на стерильной доске почётам ударников коммунистического труда. 

По дороге из Пятигорска в Терскол
image012

Терскол, расположенный на высоте более 2 000 метров,  встречает солнцем и ослепительной болезной снежных вершин, сосновым ароматом хвойного леса.

Турбаза министерства обороны СССР  в Терсколе
image013

Офицеров на турбазе расселяют по два человека в номер, остальных в четырехместные номера. На базе не хватает обслуживающего персонала,  продукты завозятся за 180 км из Пятигорска, а хлеб из Тырнауза. 

Представляют инструктора группы грузина Тариела, мастера спорта по альпинизму, сотрудника  Высокогорного геофизического института АН СССР. Тариел желает нам успешно «аклизматизироваться». Совершаем с ним познавательную экскурсию, и запоминаем название гор — Терскол, Иткол, Чегет, собственно Эльбрус. Вдали виден перевал Донгуз-Орун (в переводе с балкарского, свиное стойло) и поляна Азау с другой стороны.

Местный указатель извещает:
Поляна Азау - 40 минут хода
Вершина Эльбруса -  14 часов 40 минут.
Приют одиннадцати – 8 часов.
Перевал Донгуз – Орун – 6 часов.
Чегет – 30 минут.
Терскол – 10 минут.

В горах расстояние измеряется не километрами, а усредненным временем хода.

На местном базаре балкарки продают разноцветные  добротные шерстяные свитеры и национальные шапочки с кисточками. Не теряя времени, сидящие в тени продавцы перебирают и прядут шерсть, вяжут. Базар функционирует с утра до позднего вечера, с перерывом  в полдень, когда балкарки отправляются домой готовить обед для мужей и детей.

image01417 июня. Подъем в 6.55. Зарядка в сосновом лесу на берегу Баксана. Легкий марш бросок до минерального источника. Опьяняющее нарзанопитие.

Экскурсия-поход в Терскольское ущелье.  По мере продвижения ряды наши редеют и к водопаду  - конечной цели – дошли 10 из 20 туристов. По дороге обнаружили куст заповедного рододендрона, не смотря на запрет, многие обзавелись его веточками. У водопада, извергающего ледяные струи,  сохранился  снежный купол.

18 июня. Началась подготовка к походу в ущелье Адыл-Су. Получаем сухой паек и в местном магазине отовариваемся мясом для шашлыков. После обеда погружаемся в грузовик ГАЗ-63, по дороге поем песни и глотаем пыль высокогорного серпантина. От альплагеря МВТУ идем пешком вглубь ущелья. В летнем лагере  терскольской турбазы подготовлен сюрприз.  Туристы получают  спальные мешки и полосатые ватные матрасы. За имуществом лагеря  присматривает по совместительству местный лесничий, поселившийся на лето  в ущелье с женой и многочисленным стадом свиней. Вечером жарим на костре шашлыки. Большинство, за исключением лейтенанта Вовы и майора Марата, пьют водку и «чернила». В очередной раз убеждаешься, как трудно жить трезвым в Советском Союзе.

19 июня. Поход к «Зеленой гостинице» в царство альпинистов и пустых консервных банок. Отсюда начинаются многочисленные восхождения на кавказские вершины и перевалы. При восхождении на ледник встречаются наскальные надписи «здесь трагически погиб …». Некоторые  из них похоронены на «мемориальном» кладбище у входа в ущелье.

На обратном пути из ущелья останавливаемся у поляны Нарзанов и пьем знаменитую минеральную воду.

***
В холле турбазы весит афиша «Сегодня в 17.00 лекция «География Приэльбрусья» (лавины, сели и пр.) читает сотрудник МГУ Урумбаев».

Пути господни неисповедимы.  Мой бывший однокурсник работает сотрудником высокогорной гляциологической станции в Азау (3 км от Терскола). В университетские годы  занимался в школе молодого лектора, которую вел студент Вова. Быстро сбрасываю рюкзак и отправляюсь на лекцию в конференц-зал. Урумбай был рад  неожиданной встрече. По дороге в Азау нас догоняет вездеход, из кабины которого высовывается шоколадная от солнца голова Мишы Плама, начальника университетской учебной станции. На следующий день ребята уехали в экспедицию в Чегемское ущелье.

20 июня. Получение сухого пайка и массовые волнения по случаю запрета перехода через перевал Донгуз-Орун, где якобы пропали немецкие туристы, и КГБ запретила выпускать группы с офицерами. В знак протеста устраиваем демонстрацию  на гору Чегет.  По канатно-кресельной дороге поднимаемся  до кафе «Ай» (Луна) и пьем кофе. Вновь подъем до высоты 2050 метров. Вокруг на склонах Чегета снег и с неба падает снежная крупа. Бр-р!

В 17.00 смотрим на турбазе рекламный ролик «Отдыхайте на турбазах Министерства обороны!». В стенной туристской газете «Терскольская правда» читаю «Камни везде одинаковые, так зачем же мы так далеко ходим?»  и далее строки  доморощенного поэта:

«У костра под дождем мы мокли,
Нас холодный ветер рвал,
И каждый потихоньку напевал:
«Я эти горы в телевизоре… видал!».

21 июня. Осуществляем с майором Маратом свою мечту – марш-бросок до Азау и обратно. Бежим под аккомпанемент дождя. Энцифалитка и обувь промокли. В Азау заходим на турбазу ВЦСПС и, удостоверившись, что пивной бар на замке, отправляемся на канатную дорогу «Эльбрус». В вагончике, вместимостью 21 человек, поднимаемся на Большой кругозор (3 000 метров). Ориентируемся с Маратом по странам света и отправляемся на прогулку  к Приюту одиннадцати. Проявляем детскую беспечность, так как у нас нет даже защитных очков, хорошо, что в горах непогода. У Марата на ногах обуты  кеды.  Идем по заснеженному гребню застывшей лавы. Слева обрыв и справа не легче.  Пурга. Порывистый ветер с снежной пылью. Легкая дрожь в коленках и боязнь, что сдует очки, а запасных я не взял.

Выходим к лагерю альпинистов. Сегодня у них нерабочая погода. Разговорились с оптимистической девушкой лет 20-ти. Была уже на Казбеке, теперь Эльбрус. Третий разряд по альпинизму. Убедившись, что продолжать путь было бы самодурством, спускаемся к Азау.

Подъемник на Эльбрус
image015


Верхняя станция канатной дороги
image016

Эльбрус. На пути к «приюту одиннадцати». Это самая высокая гостиница для альпинистов  на высоте 4130 метров  над уровнем моря. Из-за непогоды «восхождение» было прервано.

image017

В 1942 году при наступлении немцев на Северном Кавказе  группа альпинистов из горнострелковой дивизии «Эдельвейс»  с помощью местных проводников-сванов предприняла удачное восхождение  на Эльбрус  из верховьев  реки Кубани  с труднодоступного западного склона. На вершине был водружен фашистский флаг. На обратном пути  был уничтожен заслон  красноармейцев на «Приюте одиннадцать» и началась оккупация Баксанского ущелья. Останки советских воинов захоронен в поселке «Терскол». В 1943 году группа красноармейцев сняла фашистский флаг и водрузила на высочайшей вершине Европы государственный флаг СССР

21 июня. Воскресенье. Вечером просмотр фильма-оперы «Царская невеста». Вечера танцев на турбазе были не в почете после  дневных радиальных и других восхождений.

22 июня. Отъезд с турбазы. Исходя из гуманного принципа «умный гору обойдет», руководство турбазы отправляет туристическую группу в Сухуми по железной дороге поездом Пятигорск – Адлер, далее электричкой. Вокруг Главного Кавказского хребта вместо запланированного  перехода через перевал Донгуз-Орун. У меня с майором Маратом свои коварные планы. Заключили с отъезжающей группой пари. Что за время, отведенное на проезд Пятигорск – Сухуми, мы пройдем через Клухорский перевал Главного Кавказского хребта  и торжественно въедем на попутной машине  в столицу орденоносной советско-грузинской Абхазии.

В Пятигорске прощаемся с группой  и держим путь на автовокзал. На автобус Минводы – Теберда мест нет. Договариваемся  с водителем, который предлагает нам  уютно разместиться в проходе. Проезжаем  Черкесск и Карачаевск и вдоль реки Кубань  подъезжаем к курорту Тиберда, где заночевали на детской турбазе (рубль с носу за комплект белья).

23 июня. На контрольно-пропускном пункте Тебердинского заповедника выписываем пропуск и на попутном грузовике добираемся до летнего лагеря нашей пятигорской турбазы, где консультируемся о дороге через Клухорский перевал, который был закрыт из-за обильного таяния снега.  Перед подъемом к северному приюту закупаем пять килограмм апельсинов.  Для сокращения пути идем  не по серпантину, а, так называемой, инструкторской тропе.  На влажном склоне  поскользнулся  и сделал удачное  «сальто-мартале», получив незначительные ссадины.  На перевале, на берегу замерзшего Клухорского озера устраиваем апельсиновый обед. Тщетно пытаемся пересчитать количество памятников, установленных в честь защитников перевала.  Спускаемся с заснеженного перевала со склона в долину на пятой точке.  Марат попал в расщелину, но отделался легким испугом и ушибом.

Высота Клухорского перевала 2 900 метров. Пройдено за 8 часов 36 км, из них 12 км по мокрому снегу, из них 5 км по снежным куполам  над горной рекой. Туристы под руководством проводников-сванов преодолевают это расстояние за 13 – 15 часов.

На южном приюте нас встречали как покорителей космоса. Жена местного свана-проводника  преподнесла стакан немного разведенной нарзаном чачи. Хорошо! Редкое счастье  удовлетворенности и неподдельного счастья.

Темнеет. Электричества на приюте нет. Включаю туристский фонарь. Около печки наши коллеги из группы «Бублики» сушат обувь и здесь же ужинают сваны-проводники с семьями.  Фонарь вызывает у них неподдельный интерес, и впоследствии я выслал из Ленинграда купленный для них новый фонарь. 

После перипетий перехода через перевал не спится…

24 июня. Ранним утром проводник выводит «бубликов» и двух «чайников» к деревне, где нас ждет грузовик. По Военно-Грузинской дороге  прибываем на турбазу Министерства обороны «Сухуми». Построение. Традиционное приветствие и компот. Слегка располневший за долгую службу подполковник  читает назидания и наставления.

Начальник турбазы  «Сухуми»: «Если сообщить о Вашем самовольном переходе через перевал начальнику турбазы «Терскол» - он поседеет. Вы совершили поступок, за который безоговорочно отчисляют с турбазы». Но репрессий не последовало.

Нас с Маратом помещают в коттедж для старших офицеров.  Основная масса туристов размещается в восьмиместных  полуземлянках. Новый корпус турбазы еще строился.

25 июня. «О, это море разбуженной лени!». После завтрака автобус вывозит нас на медицинских пляж, где имеются сектора Министерства обороны, Интуриста и Совмина СССР. Погружаемся в море. По пляжу ходит полуголый грузин в сомбреро с фотоаппаратов  и предлагает свои услуги.

В полдень «чайники» посещают городской базар и удовлетворяют свои фруктовые страсти персиками и сливами. В промтоварном ларьке  грузин продает «водолазки» и пытается, расхваливая  товар, приложится к груди  покупательнице-туристке.

26 июня. Днем на пляже, вечером выезд дружбы в дом отдыха Кавказского военного округа. Всевозможные соревнования, в результате которых полтора ящика вина достается туристам. Отдыхающие дома отдыха обижаются: «Конечно, туристам хорошо, они уже спелись».

30 июня. Закупка вина «Псоу» и благородный отъезд. Из всех вариантов выбираю самый быстрый и рискованный.  Электричкой добираюсь до Адлера и буквально уже через полчаса лечу  самолетом Ан-24 в Астрахань.

Путешествия на советский Кавказ в поисках утраченной «дружбы народов»

Пицунда. В ущелье Бзыбского хребта
Зимний месяц в Махинджаури (февраль 1969 года)
Кавказ. Приэльбрусье. Прерванный поход
Рассекреченная тайна армянского «Интуриста»
Польский вояж в закавказские республики
«Могущество державы Каспием прирастать будет»
Главный кремлевский политический театр
Азербайджан. Вдоль каспийского побережья
Привет трубадуру общечеловеческих ценностей из горного аула
Воспоминания о кавказской геополитике
Бронзовый символ советского Баку

Путешествие по Средней Азии в поисках утраченной «дружбы народов» Киргизия
Узбекистан. Таджикистан
Колыбель мировых цивилизаций
Задолго до имитации болонского процесса
Возвращение к прозе советской эпохи



?

Log in

No account? Create an account