Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Когда вино было богом
Ландшафты жизни
dergachev_va
Владимир Дергачев
image001
Тицинан «Вакханалия» (1520)

После распада СССР для многих «братьев славян» пьянство заменило веру и идеологию. Но может ли очередная административная антиалкогольная компания дать положительный результат? Чтобы тело и душа были молоды, надо, прежде всего, закалять души людей.

Насильственные трансформации общества часто игнорируют коммуникационную природу человека. На оригинальном примере это образно показал европейский философ Хосе Ортега-и-Гассет (1883 – 1955). На вершинах торжества разума велик соблазн посмеяться над богами, что и продемонстрировали сверхдержавы ХХ столетия, предпринявшие наивные попытки организовать жизнь людей и «новый порядок» на основе «сухого закона».

Под солнечным небом Испании после посещения философом музея Прадо — крупнейшего собрания произведений изобразительного искусства родились «Три картины о вине» (1911), написанные под впечатлением от картины венецианца Тициана «Вакханалия» (1520), одноименного полотна Пуссена (1620) и произведения Веласкеса «Пьяницы» или «Триумф Вакха» (1628-1629). Это философская поэма о том, как вино было богом и стало гигиенической проблемой. В вине оцепеневший от изумления человек в старину встречался с некой извечной силой. Виноградины в сознании человека запечатлевались как концентрации света и силы, увлекающие в лучшую жизнь, «когда природа вокруг кажется просто великолепной, когда воспламеняются сердца, возжигаются взоры, а ноги непроизвольно пускаются в пляс. Вино — это мудрый, плодоносный и ветреный бог. Дионис, Вакх — в этих именах слышится гомон нескончаемого веселья; подобно жаркому ветру тропических лесов, он добирается до потаенных глубин жизни и там взбаламучивает её».

Посмотрите на «Вакханалию» Тициана. Вряд ли в мире есть еще одна такая жизнерадостная картина... Здесь вино привносит духовную энергию в людей, наслаждающихся радостями жизни. В этом полотне провозглашает себя философия Возрождения: «Самопроизвольно, хотя и под действием вина, побуждаются мышцы к танцу, гортань — к песне, сердце — к любви, губы — к улыбке, мозг — к идее». В «Вакханалии» показан миг, когда исчезают различия между человеком, зверем и богом.

В «Вакханалии» Пуссена нет крайностей, здесь изображен не тициановский полдень распутства, а «счастье, ставшее нормой». Возрождение уже минуло, и вместе с ним завершилась и человеческая вакханалия. Оптимистические ожидания Возрождения не сбылись, а жизнь, тягостная и чуждая поэзии, сжимается в пространстве между мистицизмом и рационализмом. Здесь «природа совершеннее культуры, или, другими словами, зверь ближе к богу, чем человек».
image003

Веласкес в «Пьяницах» («Триумф Вакха») призывает зрителей посмеяться над богами. Вакханалия опускается до заурядной попойки. Художник вымостил дорогу к времени, где нет богов. Это наше время — административная эпоха, когда люди говорят не о Дионисе, а об алкоголизме.
image005
Поэма о вине  заканчивается  трудным и большим вопросом: что же такое боги и что символизируют люди в образе богов?  Философ  говорит так: «Боги — это верховное значение, которое получают  некие вещи,  когда  они рассматриваются во взаимосвязях с другими вещами. Марс наиболее  ярко  воплощает черты воина — мужество, упорство, физическую силу. Венера выражает идеальный образ  сексуального  вожделения — желаемое, прекрасное, нежное и податливое, вечное женственное.  Вакх — это концентрация  естественного сверхвозбуждения,  то есть порыв, любовь  к просторам  природы и к животным,  изначальное братство  живых  существ  и те дарящие счастье наслаждения,  которые память  еще доставляет  несчастному  человечеству. Боги — это все наилучшее в нас самих, что некогда отделилось  от обыденного и недостойного и сложилось в образ совершенной личности».

Коммунистическое руководство, не читавшее по установившейся традиции классиков марксизма-ленинизма, продемонстрировало пред распадом СССР в антиалкогольной кампании свое дремучее ханжество в очередной и последний раз. Карл Маркс писал в письме к своему тестю Франсуа Лафаргу: «Сердечно благодарю Вас за вино. Будучи сам уроженцем виноградного края, я умею ценить вино по достоинству. Полагаю даже, вместе со стариком Лютером, что человек, который не любит вина, никогда не будет годен на что-нибудь путное». Любой «сухой закон» устройства мира, будь то географический или экономический детерминизм, игнорирующий коммуникационную природу человека, способен только разрушить существующий социум.

Источник:  Владимир Дергачев Геофилософия, 2004.

?

Log in

No account? Create an account