Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Ландшафты жизни
dergachev_va
Владимир Дергачев
image001
http://img2.vetton.ru/upl/23000/22841/vetton_ru_redendgold-3264x2448.jpg

Русский писатель и поэт, первый русский лауреат Нобелевской премии по литературе
Иван Бунин (1870 – 1953) писал: «Я рос... в том плодородном подстепье, где образовался богатейший русский язык и откуда вышли чуть ли не все величайшие русские писатели во главе с Тургеневым».

«Орловское пограничье» дало созвездие талантов: Тютчев, Лесков, Фет, Леонид Андреев, Писарев, Бунин, Пришвин, Михаил Бахтин и Сергей Булгаков. В пограничье возник гений Льва Толстого. Усадьба Ясная Поляна расположена в засечном лесу. В плодородном подстепье - малая родина Алексея Кольцова и Ивана Никитина, Андрея Платонова и Есенина. В юго-восточном пограничье в Поволжье родились Радищев, Карамзин, Белинский и Куприн.

В пограничье Российского государства на природно-ландшафтных и этнокультурных рубежах возникли феномен Одессы и Киммерии, Холмогор и Кяхты. Коммуникационная природа пограничья с относительной экономической свободой, интенсивным торговым и информационным обменом способствовала становлению талантов.

Природные ландшафты месторазвития через страстную ностальгию вызывают у творческих людей высокую энергетику эмоционально-ценностного восприятия мира и способствуют созданию продуктов кристаллизованной пассионарности.

Классическим образцом описания ландшафта жизни является творчество Ивана Бунина, создавшего во Франции в Приморских Альпах пронзительную лирико-философскую повесть «Жизнь Арсеньева», ставшей гимном не только Срединной России – Подстепья, но и одной из вершин русской и мировой литературы. Через философско-созерцательное и сверхчувственное отношение к природе раскрыты ландшафты души человеческой. Это история открытия счастья творчества и становления духовного мира человека, невозможного без гимна любви к природе и женщине - матери.

Вершины рубежной русской культуры были достигнуты в результате высокой энергетики множества «пограничных состояний», включая наличие тонкого слоя интеллектуальной элиты. Однако, по нашему мнению, решающим явилось открытие рубежной комплиментарной модели гармонии человека и природы: русский пейзаж, ландшафтно-парковая культура дворянских усадеб. Сады и парки - важный рубеж, объединяющий человека и природу, очеловеченная природа, наполненная историческим временем - воспоминаниями и поэтическими ассоциациями. «Времена года» Петра Чайковского - символ человеческой жизни, ландшафты души. Двуединая коммуникативная природа рубежей ландшафта и человека отражена в своеобразных полюсах кристаллизованной пассионарности.  Среди них выделяются историко-религиозные, такие как Сергиев Пасад, Валаам, Соловки, Кирилло-Белозерский и Иверский монастыри, Нилова и Оптина пустыни.  Особое место занимают историко-архитектурные (Новгород, Суздаль, Владимир), эстетико-художественные природно-исторические (Михайловское, Абрамцево, Поленово, Таруса) и ландшафтно-парковые местности. Благодаря гармонии природы и человека, его открытости к внешнему миру были достигнуты вершины рубежной русской культуры.

Отрывок из книги Владимира Дергачева «Геофилософия»

Духовная рубежность, символизирующая завершенность золотого века русской культуры, особо ощущается в стихотворении Ивана Бунина «Листопад» (1900).

Листопад
(отрывок)
Лес, точно терем расписной,
Лиловый, золотой, багряный,
Веселой, пестрою стеной
Стоит над светлою поляной.

Березы желтою резьбой
Блестят в лазури голубой,
Как вышки, елочки темнеют,
А между кленами синеют
То там, то здесь в листве сквозной
Просветы в небо, что оконца.
Лес пахнет дубом и сосной,
За лето высох он от солнца,
И Осень тихою вдовой
Вступает в пестрый терем свой.
Сегодня на пустой поляне,
Среди широкого двора,
Воздушной паутины ткани
Блестят, как сеть из серебра.
Сегодня целый день играет
В дворе последний мотылек
И, точно белый лепесток,
На паутине замирает,
Пригретый солнечным теплом;
Сегодня так светло кругом,
Такое мертвое молчанье
В лесу и в синей вышине,
Что можно в этой тишине
Расслышать листика шуршанье.
Лес, точно терем расписной,
Лиловый, золотой, багряный,
Стоит над солнечной поляной,
Завороженный тишиной;
Заквохчет дрозд, перелетая
Среди подседа, где густая
Листва янтарный отблеск льет;
Играя, в небе промелькнет
Скворцов рассыпанная стая —
И снова все кругом замрет.
Последние мгновенья счастья!
Уж знает Осень, что такой
Глубокий и немой покой —
Предвестник долгого ненастья.
Глубоко, странно лес молчал
И на заре, когда с заката
Пурпурный блеск огня и злата
Пожаром терем освещал.
Потом угрюмо в нем стемнело.
Луна восходит, а в лесу
Ложатся тени на росу…
Вот стало холодно и бело
Среди полян, среди сквозной
Осенней чащи помертвелой,
И жутко Осени одной
В пустынной тишине ночной.
……
Поэма «Листопад» впервые была опубликована в одноимённом стихотворном сборнике  Бунина, вышедшем в 1901 году  в издательстве «Скорпион» и пользовалась большой известностью у российской публики. Бунину была присуждена престижная литературная Пушкинская премия.

Один экземпляр сборника был послан Максиму Горькому.  Будущий главный советский (пролетарский)  писатель  оценил молодого поэта: «Хорошо! Какое-то матовое серебро, мягкое и теплое, льется  в грудь со страниц этой простой, изящной книги.  Люблю я, человек мелочный, всегда что-то делающий, отдыхать душой на том красивом, в котором  вложено вечное, хотя и нет в нем приятного мне возмущения жизнью…».

В собрании сочинений Бунина 1915 года  «Листопад» печатался с подзаголовком  «Осенняя поэма» и с посвящением Максиму Горькому.

?

Log in