Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Советская Россия — родина СЛОНов
Ландшафты жизни
dergachev_va
Владимир Дергачев
image025
Соловецкий кремль. Фото Владимира Дергачева. 1971 год

В 60-е годы среди студентов Московского университета был популярен антисоветский анекдот о слонах. Как написали бы о слонах писатели разных стран? Англичанин сочинил бы повесть «Слон в английских колониях», француз –  роман «Слон и Женщина». В советской России вышло бы два тома « Классики марксизма-ленинизма о слонах» и «Россия — родина СЛОНов».  На слух анекдот почти безобидный, но если его напечатать с несколькими заглавными буквами в одном слове «СЛОНов», то наиболее продвинутые  советские граждане легко могли расшифровать суть анекдота  — «Советская Россия – родина Соловецких лагерей особого назначения (СЛОНов)».

 Несмотря на то, что на дворе был 1971 год, на Соловках мы не услышали от экскурсоводов не одного слова о лагере 20-х и концлагере 30-х  годов. Политика  советской власти по умолчанию трагических страниц истории стала одной из причин самоубийства советской  державы в начале информационной эпохи и привело в  90-е годы к созданию очередного черного мифа, что советская индустриализация осуществлялась исключительно за счет лагерной экономики. А «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына с многочисленными непроверенными фактами стал  библией для значительной части российской интеллигенции.

В первые годы советской власти колонии ВЧК создавались для  изоляции или уничтожения политической оппозиции и других врагов советской власти.  Колонии так же использовались для принудительной  колонизации северных регионов с помощью «особо общественно-опасного элемента с территории Республики без ограничения срока, впредь до исправления…». Основу этого «элемента» составляли политическая оппозиция и уголовники.  Значительную часть «политических»  составляли духовенство, белые офицеры, эсеры и интеллигенция.

Когда говорят или пишут о  трагических страницах советской истории Соловецкого архипелага необходимо различать два лагерных «проекта».

Первый проект Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОНа)  можно условно назвать ленинским как первый крупный полигон  «по перевоспитанию»  идеологических противников коммунистической власти из интеллигенции и политической оппозиции.  В 1923 году на базе Северных лагерей ГПУ было создано Управление Соловецкого лагеря  принудительных работ особого назначения (СЛОН), которому было передано имущество закрытого в 1920 году Соловецкого монастыря.  В первый год число заключенных превысило 3 тыс. человек. Их на Соловках встречал лозунг со словами «труд принудительный есть единственный правильный путь».

Как писал  писатель, бывший заключённый ГУЛАГа и правозащитник Лев Разгон: «Как мне кажется, идея создания на Соловках концентрационного лагеря для интеллигенции имела то же происхождение, что и массированная отправка за границу всего цвета русской философской мысли (см.,  Философский пароход, В. Д.). Тех - за границу, а которые «пониже», не так известны, не занимаются пока политической борьбой, но вполне к этому способны — изолировать от всей страны. Именно – изолировать. Ибо в этом лагере не должно быть и следа не только каторжных, но и каких-либо других работ для высланных». В первые годы СЛОНа обстановка в лагере была  совершенно своеобразной. «... Запертые на острове люди могли жить совершенно свободными, жениться, разводиться, писать стихи или романы, переписываться с кем угодно, получать в любом количестве любую литературу»[1]. С 1924 года издавался литературный  журнал «СЛОН» (с 1925 года –  «Соловецкие острова»). К 1930 году тираж этого официального издания управления Соловецкими лагерями особого назначения вырос до 3 тыс. экземпляров. Заключённые писали и печатали прозу, стихи и публицистику[2].  Журнал распространялся по всесоюзной подписке и свободно продавался в киосках «Союзпечати».

Второй «проект» Соловецкой тюрьмы (концлагеря) особого назначения или СТОН (1937 – 1939) с полным основанием можно назвать сталинским.  Здесь погибло 7,5 тыс. человек. В Свято-Вознесенском ските на горе Секирной (98,5 м) располагался изолятор для штрафных заключенных. Здесь приводились в исполнении смертные приговоры. Изолятор охраняла рота Соловецкого полка особого назначения.

За полтора десятилетия узниками Соловецкого лагеря были  академик Дмитрий Лихачев,  философ отец Павел Флоренский, украинский драматург Лесь Курбас и многие другие известны ученые и деятели искусства.

Как пишут в воспоминаниях бывшие заключённые, каждый чекист на Соловках имел одновременно несколько наложниц. Помощник коменданта лагеря по хозяйственной части учредил в лагере настоящий гарем, постоянно пополняемый по его вкусу и распоряжению. Из числа узниц ежедневно отбирали по 25 женщин для обслуживания красноармейцев полка, охранявшей Соловки.

В 2003 году была возобновлена монашеская братия Свято-Вознесенского скита на горе Секирной, монахи обсуживают и  местный маяк. В 2008 году на горе установлен второй поминальный крест. Первый крест красного цвета был установлен в августе 1993 года во время визита на Соловки Святейшего  Патриарха Алексия Второго.







[1] Лев Разгон Плен в своем отечестве. — М.: Книжный сад, 1994. – 426 с.
[2] А. Белоконь Под соловецким зановесом. – «Литературная Россия», 13 января 1989 года



Путешествие на Русский Север. Зона советского зазеркалья
Жаркое лето 71-го года
Архангельск. Столица Русского Севера или Поморья?
Английский танк как символ победы в Гражданской войне
Советский отечественный морской пассажирский лайнер
Холмогоры. Первый советский концлагерь на родине Ломоносова

Соловецкий архипелаг
Советская Россия — родина СЛОНов
Кемь. Ворота в Ад. Единственный правильный путь к  счастью
Медвежьегорск. Столица строительства Беломорканала и урочище Смерти

Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Глеб Бокий. Чекист, оккультист и пароход
Нафталий Френкель. Архитектор лагерной экономики. От 
контрабандиста до строителя коммунизма

Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа

Карелия. От столицы до водопада
Сортавала. «А зори здесь тихие…»
Валаам. Жемчужина русской духовной культуры
Валаам. Позорные страницы истории. Советские «самовары»


?

Log in

No account? Create an account