Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Генерал армии Апанасенко. Забытый герой Победы
Ландшафты жизни
dergachev_va
Владимир Дергачев

image008image010
Герой Гражданской войны комдив Иосиф Апанасенко, награжденный двумя орденами Боевого Красного Знамени (слева). Генерал армии  Иосиф Апанасенко (справа), командующий Дальневосточным фронтом (1940 – 1943).
В 12-ти томной «Истории Великой Отечественной войны», изданной в 70-е годы, Вы не найдете  имя генерала армии Иосифа Апанасенко. О генерале я впервые написал в 2009 году (см. «Комсомольцы-добровольцы»), пользуясь воспоминаниями другого генерала и советского диссидента, основателя Украинской Хельсинской группы Петра Григоренко, которые назывались  «В подполье можно встретить только крыс…» (Нью-Йорк, Детинец, 1981). Если мне не изменяет память, в американском издании фамилия генерал писалась с буквы «О», тогда как в современных российских публикациях пишут о генерале Апанасенко.

Выдающаяся заслуга в сохранение боеспособности Красной Армии на Дальнем Востоке  принадлежит забытому генералу. Иосиф Родионович Апанасенко (1890 – 1943) родился на Ставрополье, украинец по происхождению (ставропольский казак?), окончил  трехклассную церковно-приходскую школу.  Подростком  батрачил и работал пастухом.  Участник Первой мировой войны, за боевые заслуги произведен в прапорщики и командовал пулемётной ротой. Во время Гражданской войны организовал на Ставропольщине крупный партизанский отряд, на основе которого была сформирована кавалеристская дивизия, в последствие вошедшая в состав Первой Конной армии под командованием Семена Буденного. В дальнейшем был на разных командных должностях от командира дивизии до  командующего Среднеазиатским военным округом.

В январе 1941 года Командующим Дальневосточным фронтом был назначен генерал-полковник Иосиф Апанасенко, которого вождь советского народа лично знал по Гражданской войне. После встречи в Кремле и напутствия Апанасенко уже в звании генерала армии отбыл на Дальний Восток.  Подробности этой встречи не известны, но генерал, несомненно, получил исключительные полномочия «генерал-губернатора» Дальнего Востока. Генералу были даны полномочия представителя Государственного комитета обороны (ГКО) и Ставки Верховного главнокомандования на Дальнем Востоке, которому подчинялись все без исключения органы местной партийной и исполнительной  власти, НКВД и «Дальстроя» (ГУЛАГа).

Иосиф Апанасенко был назначен командующим Дальневосточный фронтом после репрессий в отношении двух предыдущих командующих — Василия Блюхера (умер от пыток)  и Григория Штерна (расстрелян).  Кроме того были репрессированы их родственники, расстреляны первая и вторая жена Блюхера и родной брат.
Многие годы в публикациях об Иосифе Апанасенко отмечали его необразованность. Но в отличие от действительно необразованного  маршала Блюхера, болевшего в последние годы «модной болезнью», генерал, не считая военных университетов  на полях сражений двух войн, учился на Военно-академических курсах высшего командного состава РККА (1923) и успешно окончил Военную академию имени Фрунзе (1932).

image011Генерал Апанасенко в совершенстве владел ненормативной лексикой великого и могучего русского языка. Да, о нем шла слава самодура.  Когда на гастроли на Дальний Восток приехала известная певица и танцовщика, лауреат Сталинской премии  Тамара Ханум (на снимке),  Апанасенко так разволновался (есть было от чего), что присвоил ей звание капитана. По одной из легенд, приказ без последствий для влюбленного генерала был отменен по указанию Иосифа Сталина, хотя вождь как мужчина выбор, вероятно, одобрил.

Многие офицеры сослуживцы  отмечали природный ум генерала.  Кроме того он обладал исключительной смелостью брать на себя ответственность несмотря на трагическую судьбу его предшественников.

***
Генерал Апанасенко сыграл исключительно важную роль в укреплении обороноспособности  Дальнего Востока в критические месяцы войны. В известной советской песне о войне есть слова «Москву спасли сибиряки».  В критические моменты битвы за Москву с  Дальневосточного и Забайкальского фронтов был переброшены дивизии, имеющие боевой опыт сражений на Хасане и Халхин-Голе.   С июня 1941 по июль 1942 гг. с Дальнего Востока отправил в Действующую армию 22 дивизии. Апанасенко укомплектовал оголённый фронт заключенными военнослужащими из ГУЛАГа, в том числе из колымских лагерей.

Берлин, требующий от Токио начало военных действий в Маньчжурии, информировал Японию о переброшенных дивизиях. Но японская разведка не обнаружила передислокацию войск. Как пишет Григоренко: «…в течение первого  года  войны  между  японцами  и  немцами  шла серьезная  перепалка. Немецкая  разведка  утверждала,  что Советы  "из-под  носа" японцев  уводят дивизии и перебрасывают их на Запад. Японская же разведка настаивала на том, что ни одна советская дивизия не покинула своих мест дислокации. Трудно даже представить,  как развернулись  бы  события на Дальнем  Востоке,  если бы там командовал  человек-исполнитель.  Он  бы  отправил все  войска, как того  и требовала   Москва  и  ничего  бы  не  сформировал,  поскольку самовольные формирования  запрещены  категорически. Одной  оставшейся  дивизией, тремя штабами армий и одним штабом фронта, даже вместе с пограничниками, не только оборонять, но  и  наблюдать огромной протяженности границу Дальнего  Востока невозможно. Апанасенко проявил в этом деле государственный ум и большое мужество»[1].

В конце осени 1941 года первые десять дальневосточных дивизий вместе с тысячей танков  и самолетов были переброшены по Транссибу под Москву. Многие сибиряки  поздней осенью сорок первого года были свидетелями  фантастического зрелища[2]. По Транссибу, поднимая вихри  снежной и паровозной пыли,  на Запад с Дальнего Востока с двойной тягой и курьерской скоростью  неслись  военные эшелоны. На отдельных  перегонах  встречное движение перекрывалось и ураган эшелонов, сопровождаемый несмолкаемым гулом, усиливал ирреальность происходящего. Один за другим в пределах видимости дальневосточные воинские части, укомплектованные кадровыми военными, спешили  на помощь Москве.

В японском генеральном штабе была известна  ограниченная пропускная  способность единственной железнодорожной  магистрали, связывающей запад и восток России.  В Маньчжурии в непосредственной близости к советской границе  концентрировалась миллионная Квантунская  армия. Кремль был вынужден  держать на Дальнем Востоке большую группировку войск, столь необходимых  на западных фронтах.  Но благодаря донесениям стратегической разведки Сталин перебросил войска с Дальнего Востока, будучи уверенным, что Япония не начнет  боевые действия против Советского Союза.

Разве могли  германский или японский генеральные штабы предположить, что  войска по Транссибу будут переброшены с Дальнего Востока за исключительно короткие  сроки. С учетом ограниченной пропускной способности, технических возможностей и инструкций Наркомата путей сообщения СССР переброска войск  могла занять несколько месяцев. Учитывалось и то обстоятельство, что  на Восток шла эвакуация промышленного оборудования и гражданского населения с Запада. Но русские  нарушили все возможные  технические ограничения и перебросили войска с тяжелой техникой с курьерской скоростью в 1000 км в сутки.

Переброска войск с Дальнего Востока проходился под контролем генерала Апанасенко. Будущий генерал армии  Афанасий Белобородов, так писал в своих воспоминаниях.  Тридцать шесть военных эшелонов его дивизии  пересекли страну со скоростью курьерских поездов при жестком графике и контроле. Последний эшелон был отправлен из-под Владивостока 17 октября 1941 года, а 28 октября воинские части уже разгружались в подмосковной Истре.  В ноябре дальневосточные дивизии  уже вели оборонительные бои под Москвой и 6 декабря перешли в наступление.
 К лету 1942 года, когда на западных фронтах шли кровопролитные бои, численность военнослужащих Красной Армии на Дальнем Востоке  была увеличена… почти в два раза до 1,4 млн. человек. Без разрешения Ставки Верховного Главнокомандования Командующий Дальневосточным фронтом генерал Апанасенко на месте убывших на запад дивизий формировал  новые под теми же номерами. Они были укомплектованы за счет  всеобщей местной мобилизацией  всех возрастов до 55 лет включительно и освобождёнными волей командующего Дальневосточного фронта репрессированными военнослужащими из  многочленных дальневосточных лагерей ГУЛага, включая Калыму. Несмотря на протесты начальников лагерей и доносы от руководства Дальстроя на имя Лаврентия Берия. По законам военного времени за самовольные  формирования генералу грозил расстрел.

***
Как известно, безумно богатую Россию вечно преследуют  две беды, одна из них — плохие дороги. За годы советской власти дороги на Дальнем Востоке строились только в военно-стратегических целях заключенными гулаговского Дальстроя или военными.

Генерал-майор Петр Григорьевич Григоренко (1907 – 1987), ставший в последствии известным диссидентом, служивший под руководством командующего Дальневосточным фронтом (1941-43) генерала армии Иосифа Апанасенко, так описывает его вклад в оборону Дальнего Востока и  строительство дорог.
Прибыв на Дальний Восток, Иосиф Апанасенко проявил не свойственные многим военачальникам качества «эффективного менеджера», создал новые военные производства и восстановил военные совхозы. Генерал обнаружил, что в приграничной зоне вдоль Амура отсутствуют дороги с твердым покрытием, что ограничивало маневренность войск на случай войны. Поэтому волевым решением мобилизовал местные ресурсы и построил дорогу Хабаровск – Куйбышевка-Восточная (ныне Белогорск), протяженностью 946 км. Дорога (отсыпной тракт) почти в тысячу километров была построена  почти за два месяца к 1 сентябрю 1941 года. Как справедливо пишут во многих публикациях, это часть  многострадальной федеральной трассы  «Амур», которую строили более чем семьдесят лет. И по которой в 2010 году на отечественном автомобиле  «Калина» успешно проехал 500 км  российский лидер Владимир Путин.

***
Генерал Апанасенко постоянно просил Сталина отправить его в действующую армию на западных фронтах. В мае 1943 года он был назначен  заместителем командующего войсками Воронежского фронта генерала армии  Ватутина.  Сталин просил не обижаться генералу на понижении в должности и обещал после знакомства с опытом ведения современной войны  дать в командовании фронт. Но не судьба. 5 августа в разгаре Курской битвы на подступах к Белгороду  генерал был смертельно ранен и, не приходя в сознание, скончался.  Был похоронен на родине в Ставрополе.

В 1949 году в городе Белгороде открыт памятник генералу армии Апанасенко в Белгороде (на снимке). На Дальнем Востоке памятников забытому герою Победы нет. Только в городе Райчихинске  его именем названа улица.
image013


Путешествие на русский Дальний Восток в поисках будущего
Забайкалье, Приамурье и Приморье в моей жизни
Чита. Столица Забайкалья
Совершенно секретные части Красной Армии
Последние Герои и создатели оружия Победы. Посмертно 
Почему Япония не начала войну против СССР?
Генерал армии Апанасенко. Забытый герой Победы
(Продолжение следует)

Другие публикации о русском Дальнем Востоке на Портале «Институт геополитики» 
Почему не состоялась российская Калифорния?
Бросок Российской империи на Дальний Восток
На сопках Маньчжурии. Желтороссия
Что общего между Желтороссией и Новороссией?
Валютный цех лагерного социализма
«Комсомольцы-добровольцы»
Последний советский бросок на Дальний Восток
Искусство выживания принадлежит народу
Прощание с Великим Евразийским мостом
Китайская геополитика перед броском в Сибирь
Верной дорогой к китайскому протекторату в России
Воспоминания о будущем российского Дальнего Восток

На сопках Маньчжурии
Восточные рубежи Великой Евразийской степи
Желтороссия
Маньчжоу-Го и марионеточное украинское государство
«На границе тучи ходят хмуро»?
Что общего между Желтороссией и Новороссией?
Первые уроки китайского. Фушунь






[1] Григоренко П.Г. «В подполье можно встретить только крыс…». — Нью-Йорк: Детинец, 1981.
[2] Николаев И. Единственный. — Звезда, 2000, № 5, с. 119-142.


?

Log in