?

Log in

No account? Create an account
Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Андрей Платонов. Мелиоратор сталинской эпохи. «Талантливый писатель, но сволочь»
Ландшафты жизни
dergachev_va
Владимир Дергачев
image001.jpg
http://www.mesoeurasia.org/archives/2183
С литературным творчеством Андрея Платонова созвучны картины художника-символиста Павла  Филонова.  Доярка (1914)

В названии статьи приводится, вероятно, наивысшая оценка творчества писателя.  Автор высказывания —  вождь советского народа — Иосиф Сталин[1].

Русский советский писатель Андрей Платонов (настоящее имя Андрей Платонович Климентьев)  родился 1 сентября 1899 в Воронеже в многодетной семье железнодорожного машиниста. Образование — электротехническое  отделение Воронежского железнодорожного училища (1921) и губернская партийная школа. Платонов искренне был на стороне большевиков,   участвовал в Гражданской войне в качестве  бойца, фронтового корреспондента и помощника         машиниста на паровозе. Отсюда появился образ «революции  – паровоз истории».

С 1923 по 1926 год работал в Воронежской губернии инженером-мелиоратором.

Повести и рассказы Андрей Платонов заняли особое место в советской литературе,  включая «Епифанские шлюзы» (1927), «Песчаная учительница» (1927),  «Чевенгур» (1929), «Котлован»  (1930),  «Впрок» (1931), «Ювенильное море» (1934) и другие произведения. Опуская другие подробности творческой биографии, которые можно найти в Сетях, обратим внимание на семейную трагедию.


image003.jpgВ 1938 был арестован пятнадцатилетний сын писателя Платон. Через два года он вернулся из лагерей неизлечимо больным туберкулезом и умер в 1943 году.  Андрей Платонов заразится  от сына туберкулезом. Впоследствии дочь Андрея Платонова считала это местью Сталина  «на ревнителя Родины». Вместо того, чтобы убить писателя-пророка, «сгнобили его сына». Версия, возможно, правдоподобная, если вспомнить, что и будущий российский историк Лев Гумилев сидел в начале за отца — Николая Гумилева, а затем за мать— Анну Ахматову.

Во время Великой Отечественной войны писатель в звании капитана служил военным корреспондентом «Красно звезды», участвовал в боях. Но в  отличие от многих других военных корреспондентов-писателей, не был награждён орденом.

Умер Андрей Платонов 5 января 1951 года в возрасте 51 года.

После смерти писателя его повести и рассказы печатались  выборочно, только с Перестройки началась публикация всех его произведений.

Сложное мировоззрение Андрея Платонова сочетает коммунистические и христианские взгляды с элементами экзистенциализма. Главной отличительной чертой его литературного творчества является оригинальный «самодельный»  и «нескладный» язык, не имеющий аналогов в русской литературе.

В отличие от будущих советских диссидентов-писателей, Платонов не обличитель советской власти, не  противник коллективизации и индустриализации. Он как мелиоратор, желает улучшить коммунистический строй, чтобы у советского человека был не только один «пятилетний план» в голове.

Платонов является последователем идей русского религиозного мыслителя и философа-футуролога Николая Федорова о бессмертии и воскрешении предков. «Марксизм все сумеет»  и не только Ленин обязательно воскреснет для новой жизни.

Оценки творчества  писателя диаметрально противоположные. Для одних он — лучший советский писатель (русский Кафка),  другим не приемлем его «абсурдный» язык.

***
Антиутопическая пророческая повесть «Котлован»  (1930)  явилась жесткой сатирой на советскую власть времен первой пятилетки, в ней  отражены многочисленные элементы быта в сталинскую эпоху. Группе строителей власть поручила возвести первый общепролетарский дом в утопическом городе будущего. Однако строительство заканчивается на стадии котлована. К строителям приходит понимание тщетности создания чего-либо нового на обломках уничтоженного старого. В образовавшейся «яме» духовной пустоты складируется «золотое тельце»  котлованного капитализма. Зарождение нового мира обернулось выкидышем. 

По иронии судьбы настоящий котлован появился под стенами  Московского Кремля, когда вместо взорванного храма Христа Спасителя и не возведённого Дворца Советов возник открытый плавательный бассейн  с подогревом. Зимой клубы пара доставляли проблемы не только  Государственному музею изобразительных искусств имени Пушкина, но и обитателям Кремля. И когда я в студенческие  годы плавал в бассейне-котловане,  в зимних сумерках звезды кремлевских башен то появлялись, то исчезали в тумане, напоминаю о зыбкости бытия.

Павел Филонов «Крестьянская семья Святое Семейство» (1914)
image005.jpg

Андрей Платонов «Впрок» (1931)
Бедняцкая хроника, «высоко» оцененная Иосифом Сталиным
(дайджест рассказа)

В марте месяце 1930 года некий душевный бедняк, измученный заботой за всеобщую действительность, сел в поезд дальнего следования на московском Казанском вокзале и выбыл прочь из верховного руководящего города.

Кто был этот только что выехавший человек, который в дальнейшем будет свидетелем героических, трогательных и печальных событий? Он не имел чудовищного, в смысле размеров и силы, сердца и резкого, глубокого разума, способного прорывать колеблющуюся пленку явлений, чтобы овладеть их сущностью.

У такого странника по колхозной земле было одно драгоценное свойство, ради которого мы выбрали его глаза для наблюдения, именно: он способен был ошибиться, но не мог солгать и ко всему громадному обстоятельству социалистической революции относился настолько бережно и целомудренно, что всю жизнь не умел найти слов для изъяснения коммунизма в собственном уме. Но польза его для социализма была от этого не велика, а ничтожна, потому что сущность такого человека состояла, приблизительно говоря, из сахара, разведенного в моче, тогда как настоящий пролетарский человек должен иметь в своем составе серную кислоту, дабы он мог сжечь всю капиталистическую стерву, занимающую землю.

Итак, этот человек поехал в отдаленные черноземные равнины, где у открытых водоемов стоят, обдуваемые ветром, глиносоломенные избы мелкоимущественных бедняков…

С самого начала советской власти Верещагин выписывал четыре газеты и читал в них все законы и мероприятия с целью пролезть между ними в какое-либо узкое и полезное место.

Постепенно Упоева допустили к Владимиру Ильичу. Маленький человек сидел за столом, выставив вперед большую голову, похожую на смертоносное ядро для буржуазии.
- Владимир Ильич, товарищ Ленин, - обратился Упоев, стараясь быть мужественным и железным, а не оловянным. - Дозволь мне совершить коммунизм в своей местности! Ведь зажиточный гад опять хочет бушевать, а по дорогам снова объявились люди, которые не только что имущества, а и пачпорта не имеют! Дозволь мне опереться на пешеходные нищие массы!..

В общем же Упоев был почти что счастлив, если не считать выговора от Окрзу, который он получил за посев крапивы на десяти гектарах. И то он был не виноват, так как прочел в газете лозунг: "Даешь крапиву на фронт социалистического строительства!" - и начал размножать этот предмет для отправки его за границу целыми эшелонами. Упоев радостно думал, что вопрос стоит о крапивочной порке капиталистов руками заграничных, маловооруженных товарищей.

После каждого очередного успеха Пашка выступал на собрании колхоза и провозглашал приблизительно одну и ту же тему:
- Я - товарищ Пашка - со всеми вами, бедняками и товарищами, добьюсь того, чтобы в СССР никогда не смолкал рев гудков индустриализации, как над британским империализмом никогда не заходит солнце. И дальше того: мы добьемся, чтобы дым наших заводов застил солнце над Британией!  Мы должны в будущем году взять какой-нибудь героический завод, дабы полностью снабжать его из нашего колхоза пшеничным зерном, - пусть наш рабочий товарищ оставит черный кислый хлеб и кушает наш первый первач! Это говорю я - товарищ Пашка!..

Расставаясь с товарищами и врагами, я надеюсь, что коммунизм наступит скорее, чем пройдет наша жизнь, что на могилах всех врагов, нынешних и будущих, мы встретимся с товарищами еще раз и тогда поговорим обо всем окончательно.

Андрей Платонов Песчаная учительница (1927)

Двадцатилетняя Мария Нарышкина родом из глухого, забросанного песками городка Астраханской губернии. Шестнадцати лет отец свез ее в Астрахань на педагогические курсы, где знали и ценили отца. И Мария Никифоровна стала курсисткой.

Прошло четыре года — самых неописуемых в жизни человека, когда лопаются почки в молодой груди и распускается женственность, сознание и рождается идея жизни. Странно, что никто никогда не помогает в этом возрасте молодому человеку одолеть мучащие его тревоги; никто не поддержит тонкого ствола, который треплет ветер сомнений и трясет землетрясение роста. Когда-нибудь молодость не будет беззащитной.

Настал конец ученья. Собрали девушек в зал, вышел завгубоно и разъяснил нетерпеливым существам великое значение их будущей терпеливой деятельности.  Марию Никифоровну назначили учительницей в дальний район — село Хошутово, на границе с мертвой среднеазиатской пустыней.

Тоскливое, медленное чувство охватило путешественницу — Марию Никифоровну, когда она очутилась среди безлюдных песков на пути в Хошутово.  В тихий июльский полдень открылся перед нею пустынный ландшафт.  Солнце исходило зноем с высоты жуткого неба, и раскаленные барханы издали казались пылающими кострами, среди которых саваном белела корка солонца. А во время внезапной пустынной бури солнце меркло от густой желтоватой лёссовой пыли и ветер с шипением гнал потоки стонущего песка. Чем сильнее становится ветер, тем гуще дымятся верхушки барханов, воздух наполняется песком и становится непрозрачным. Среди дня, при безоблачном небе, нельзя определить положение солнца, а яркий день кажется мрачной лунной ночью.

Диалог вождя кочевников и Марьи Никифоровны:
    — Травы мало, людей и скота много: нечего делать, барышня. Если в Хошутове будет больше людей, чем кочевников, они нас прогонят в степь на смерть, и это будет так же справедливо, как сейчас. Мы не злы, и вы не злы, но мало травы. Кто-нибудь умирает и ругается.
    — Все равно вы негодяй! — сказала Нарышкина. — Мы работали три года, а вы стравили посадки в трое суток... Я буду жаловаться на вас Советской власти, и вас будут судить...
    — Степь наша, барышня. Зачем пришли русские? Кто голоден и ест траву родины, тот не преступник.

Напутствие областного начальника образования:
    — Вы, Мария Никифоровна, могли бы заведовать целым народом, а не школой. Я очень рад, мне жалко как-то вас и почему-то стыдно... Но пустыня — будущий мир, бояться вам нечего, а люди будут благородны, когда в пустыне вырастет дерево... Желаю вам всякого благополучия.

***

image006.jpgУмер  Андрей Платонов 5 января 1951 года, похоронен в Москве на Армянском кладбище  (снимок 2007 года). В могиле писателя захоронены его сын, жена и дочь.
После его смерти  жена, а затем дочь — Мария Александровна и Мария Андреевна (1944 – 2005) Платоновы — приложили много сил в борьбе за  возвращение наследия отца и увековечение его памяти.

В 1974 году жену и дочь выселили из писательской квартиры на Тверском бульваре, как позже выяснилось —  незаконно. Квартира перешла Литературному Институту.
Дочь работала сотрудником Института мировой литературы имени А.М. Горького  и после смерти  матери продолжила  борьбу за  возвращение наследия отца, включая подготовку к изданию Собрания сочинений Андрея Платонова.

***
В постсоветской России массовым читателем стали востребованы мыльные писательские пузыри, производящие как пирожки «мыльные» произведения. Когда-то эти «голые короли» российской литературы сойдут со сцены, но что останется с Россией? Самое  пророческое в творчестве Платонова заключается в том, что если в его повестях поменять местами коммунизм на современный российский капитализм, то произведения станут еще более актуальными.


О настоящем и будущем России
Вот журавли летят полоской алой
Куда-то там встревоженно маня
И в их строю есть промежуток малый
Возможно это место для меня
Чтобы лететь, лететь к последней цели
И только там опомниться вдали:
Куда ж мы это к черту залетели?
Какие ж это к черту журавли?!

Дмитрий Пригов

Ландшафты литературы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Темные аллеи души человеческой
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
«Пушкин в жизни» и ненормативная лексика великого и могучего русского языка
Велимир Хлебников. «Колумб новых поэтических материков». Председатель Земного шара
Велимир Хлебников. Революционер литературы. Жизнь после смерти
Юрий Тынянов. Прерванный полет
Андрей Платонов. Мелиоратор сталинской эпохи. «Талантливый писатель, но сволочь»

Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи

Ландшафты живописи
Казимир Малевич. Одержавший победу над солнцем
Борис Кустодиев. Самый жизнерадостный «богатырь русской живописи»,
прикованный недугом

Как Никита Хрущев привил интерес к русскому авангарду
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам
Лондонская национальная галерея. Гимн английской лошади
Дрезден. Дворец Цвингер. «Спящая Венера» и «Шоколадница»



[1] Рой Медведев. Личная библиотека «корифея всех наук» // Вестник РАН. 2001. № 3. С. 264—267.