dergachev_va (dergachev_va) wrote,
dergachev_va
dergachev_va

Category:

Ландшафты памяти. Иван и Марфа Батаевы

Владимир Дергачев
image001.jpg

Православная икона, передающаяся уже в пятом поколении рода Батаевых - Дергачевых

Продолжение цикла статей  проекта «Ландшафты памяти»

Фамилия Батаев — восточного происхождения, образована от тюркского имени Батай  (крепкий, здоровый). Батаевы пришли на Нижнюю Волгу из Тамбовской губернии, где проходила пограничная засечная полоса,  нередки были  смешанные браки с касимовскими татарами.
На Нижней Волге в Астраханской области есть село Батаевка Ахтубинском района.

Мой дед по материнской линии, Иван Павлович Батаев (1 октября 1883 – 18 сентября 1967), русский, участник Первой мировой войны (Австрийский фронт, Галиция). Работал стрелочником на железной  дороге (станция Ашулук Приволжской железной дороги).  В 1937 году привлекался «за вредительство», но был оправдан. Самоучка, умел писать и читать, любимой книгой была Библия.

Моя бабушка, Марфа Антоновна Батаева (Студеникина) (18 июля 1884 – 24 мая 1968), русская, безграмотная, родила 14 детей, из них 11 умерло в детстве. Сын Михаил погиб в девятнадцать лет на Западном фронте под Брянском 13 сентября 1944 года, выжили две дочери — Дуся  и Лена.  В семье воспитывалась сирота Клава, которая почитала дедушку и бабушку за родителей.

По теме: Ландшафты памяти. Красноармеец Михаил Батаев

image003.jpgimage005.jpg


Девичья фамилия бабушки — Студеникина —  имеет древние славянские корни. Традиция давать человеку индивидуальное прозвище в дополнение к имени, полученному при крещении, существовала с древней Руси вплоть до 17 века. Церковных имен было чуть более двухсот, а православного народа становилось все больше и больше. Дальний предок, вероятно, был Студеника (от слова «студень»). Так называли часто ребенка, родившегося в декабре (народное название «студень») или холодной зимой.  Когда начали появляться на Руси первые фамилии, то к прозвищам стали добавлять суффиксы – ов, -ев и –ин. В результате потомки Студеника получили фамилию Студеникины.
И дедушка, и бабушка были истинно верующими православными, соблюдали пост и отмечали Рождество, Пасху и другие Великие религиозные даты.  В семье главными реликвиями служили  православная икона, крест, и старая Библия, которую дед по вечерам нам читал. Эти  религиозные реликвии  достались от их родителей или дедов, с которыми они пришли на Нижнюю Волгу.

 Жили бабушки и дедушка  до нашего приезда в Тамбовку только на небольшую  пенсию деда.  Бабушка получала 18 рублей (после денежной реформы 1961 года) за погибшего сына и часть денег передавала знакомым в Астрахани, чтобы покупали и ставили свечки в православном храме в память о сыне и умерших детях. В селе храм разрушили воинствующие атеисты в 30-е годы. Дедушка любил идеальный порядок в хозяйстве,  к которому приучил внука и внучку.
image007.jpg

Из воспоминаний о прошлой жизни, дед любил  рассказывать об обилии рыбы в реках и ериках Волго-Ахтубинской поймы. И до конца жизни щуку считал сорной рыбой, не пригодной для ухи и жарки. Её вялили или отваривали малосольной. И  возмущался, когда я  шугая с ребятами щук в реке Ашулук,  возвращался домой с порванной сетью.

Дед не любил рассказывать про Первую мировую войну, участником которой был в тридцатилетнем возрасте. Эта Великая война в отличие от Западной Европы вообще была вычеркнута из советской историографии.

Дед вспоминал только о мадере (точнее мадейре), которую испробовал на Галицком фронте. При наступлении встречались не только враги, но и погребки с мадерой. Родина этого крепкого вина — португальский остров Мадейра в Атлантическом океане. На фоне браги, которую гнали на Нижней Волге, мадера показалась царским напитком.
Не только у простого русского солдата остались приятные воспоминания об этом вине. Мадера была любимым вином  отцов-основателей  Соединённых Штатов Америки — Джорджа Вашингтона и Томаса Джеферсона. Именно мадера использовалась  для тоста за Декларацию американской независимости.  Если бы их любимым напитком стала водка или горилка, вероятно, была бы и другая Америка. 

В правление российской императрицы Екатерины Великой мадера стала одним из самых популярных вин при петербургском дворе, особенно ликер Мальвазия (сладкая мадера). В Австро-Венгерской империи  мадера стала популярной благодаря императрице Елизаветы (Сисси), любившей отдыхать на далёком острове в океане. Когда я был на острове Мадейра, естественно, обратил внимание на этот напиток с янтарной окраской и карамельно-ореховом оттенком во вкусе и аромате. Правда на далёком острове в местных ресторанах  или в сувенирных лавках надо просить не «мадеру» (не поймут), а «vinho da Madeira» (винью да Мадейра).  


Дед не курил, и не пил. У него всегда была поллитровка водки, где он заменял сургучную картонную пробку на резиновую. В результате водка  превращалась в «лекарство», которое дед выпивал по 100 грамм после бани.

Как бывший железнодорожник дед ходил  за хлебом в магазин на станцию Ашулук, хотя это было значительно дальше сельской лавки. Хлеб раз в неделю завозили из Астрахани в вагоне хлебовозке, который прицепляли к местному пассажирском поезду Астрахань – Паромная (Сталинград). Поезд прозвали «колхозник», так как он останавливался почти у каждого столба (железнодорожной казармы), особенно когда прицепляли продовольственный вагон.

***
У старшей дочери  и моей родной тети Дуси — Евдокии Ивановне Паршиной (Батаевой)– старшие дети умерли  в детстве, после войны родился сын Саша (мой двоюродный брат). Тетя Дуся работала в железнодорожном магазине, что спасло родных от голода в 1946-47 годы.

Муж тети Дуси – дядя Ваня – во время войны попал в плен на Волховском фронте, которым командовал генерал Власов. После войны вернулся из концлагеря в Норвегии, долго не реабилитировали. С так называемым «волчьим» военным  билетом не брали работать  даже на консервный завод и железную дорогу.

Село Тамбовка. В этом доме жили мои дедушка и бабушка  более чем полвека с 20-х годов двадцатого столетия. На снимке Иван и Марфа Батаевы с соседками. Мой снимок 1959 года. На Нижней Волге —  строительный лес всегда в дефиците. Поэтому деревья в палисаднике огорожены подручным материалом из срубленных веток ветлы, росшей в саду.
image009.jpg

Современная фотография 2013 года
  image011.jpg
Фотография Валентины Балакиревой (Дергачевой)

Могилы бабуши и дедушки на кладбище села Тамбовки, между ними  поставлен крест в память погибшего сына и моего дяди Миши.
image013.jpg
Фотография Валентины Балакиревой (Дергачевой)

Родословная
Русское пограничье Дикого Поля
Костино-Отделец. По Дикому Полю на Нижнюю Волгу
Путешествие к русскому Подстепью
Степной городок Елань

Ландшафты памяти.  Иван и Марфа Батаевы
Ландшафты памяти. Родители
Ландшафты памяти. Отец Александр Дергачев
Ландшафты памяти. Мама Елена Дергачева (Батаева)
Забайкалье в жизни родителей и моей
Отец. Совершенно секретные части Красной Армии
Ландшафты памяти. Красноармеец Михаил Батаев
Ландшафты жизни. Нижнее Поволжье. Детство
Ландшафты жизни. Астрахань. Интернат

Ландшафты жизни. Нижнее Поволжье
Харабали. Город с сельской душой
Харабали в ретро фотографиях
Вольное. От красных партизан, назад в капитализм
Тамбовка. История села
Тамбовка. Воспоминания детства
Тамбовка современная

Другие статьи проекта
«Ландшафты памяти»
Tags: Ландшафты памяти, Родословная, Российская империя, Россия, СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments