Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Огненная Земля. Воспоминания о людях с горячей кровью
Ландшафты жизни
dergachev_va
Владимир Дергачев
image001.jpg
http://vozlelesa.ru/wp-content/uploads/plemya-yaganyi-zhivyie-lyudi.jpg

Огненную Землю за шесть и более тысячелетий до прихода европейцев заселили индейские племена. Они пришли с север на Край Света, где должны были или погибнуть или выжить. Они выжили благодаря силе воли, адаптировавшись к местным экстремальным условиям.
По археологическим данным представители племени морских охотников и собирателей яганов были древнейшими обитателями Огненной Земли.  Позже на архипелаг пришли охотники алакалуфы  и селькнамы (она). 

Дожди, холод и пронизывающий ветер долгое время охраняли землю и аборигенов от «цивилизованных» европейцев. В северо-восточной части Огненной Земли жило племя она. Западом Огненной Земли и островами Западно-Патагонского архипелага владело племя алакалуф, а на  юге обитали ягана — самые южные люди Земли.

Удивительно,  но на Краю Света на суровой неуютной земле, пронизанной жгучими ветрами, где летом температура не поднимается выше 10-15 градусов на солнце,  ягана и алакалуфы не носили никакой одежды, смазывали свое тело жиром морских котиков и тюленей. В суровом климате Огненной Земли аборигены жили практически голые, стойко выдерживали сильные патагонские ветры, дождь и холод. Лишь при ураганном ветре индейцы набрасывали на спину накидки  из шкур животных. Нормальная температура тела у яганов была несколько выше, чем у обычного человека и достигала  38°.  Изучением этого феномена занимался английский естествоиспытатель Чарльз Дарвин, который вывез несколько индейцев в Лондон,  но по причине неприспособленности к современной жизни эти люди довольно быстро стали умирать, от обычных болезней, а также от ношения одежды.

Яганы, а точнее метисы,  и сегодня живут на юге архипелага Огненная Земля, в том числе на острове Наварино. В первой половине 19 века их начитывалось до 3 тыс. человек. К настоящему времени сохранилось примерно 1,6 тысяч метисов. На родном языке говорят предположительно несколько человек. В прошлом традиционное занятие яганов — охота на морских млекопитающих, птиц,  гуанако, рыболовство, сбор моллюсков и съедобных водорослей. Оружие — копья и гарпуны с костяными наконечниками, пращи, дубины, реже — лук и стрелы с каменными наконечниками. Большую часть года яганы вели бродячий образ жизни, передвигаясь вдоль берега на лодках из древесной коры. Жилища-шалаши сооружались с каркасом из веток и покрывались дёрном, травой, водорослями и листьями. Пищу (мясо, рыбу, яйца, моллюсков) готовили на раскалённых камнях или в золе. Воду хранили в вёдрах из коры, подогревали, опуская туда раскалённые камни.  Самоназвания яганов «ямана» значило «жить, дышать, быть счастливым».

Последние потомки индейцев ямана проживают на острове Наварино в поселке Укике в 2 км от чилийского Пуэрто-Уильямса. Представитель племени Кристина Кальдерон (1928 года рождения), вместе со своей внучкой и сестрой, написала воспоминания «Хочу рассказать вам историю» (2005), в которых собраны яганские сказки, рассказанные ей представителями старших поколений племени.

Алакалуфы были морскими кочевниками, рыбаками, ловцами моллюсков, охотниками на морского зверя (тюленей и выдр), плавали вдоль побережья на каноэ. Несмотря на малую численность (не более пяти тысяч) алакалуфы исторически делились примерно на десять племён. В 1881 году одиннадцать индейцев были вывезены с Патагонии в Европу, где их выставляли как животных в Париже в Булонском лесу и в Берлинском зоопарке. Из них лишь четверо вернулись в Чили. Согласно переписи 2002 года, оставалось 2622 этих индейцев (преимущественно метисов), живущих на острове Веллингтона.

Селькнамы жили в глубине острова Исла-Гранде, охотились на гуанако — копытное животное рода лам семейства верблюдовых. Мясо гуанако употреблялось аборигенами в пищу, из шкур изготовлялась примитивная одежда в виде меховых накидок и теплых шапок конической формы. Селькнамы были самой многочисленной индейской общиной на архипелаге. Суровые природные условия островов выработали у аборигенов особые методы приспособления к неблагоприятному климату и поразительную способность к выживанию в условиях пронизывающего дождя, ветра и сильных холодов. Все огнеземельцы как кочевые народы не строили постоянных жилищ. Селькнамы, охотившиеся на гуанако, делали себе временные жилища из шестов и шкур. Прибрежные ямана и алакалуфы также сооружали временные жилища, сплавляясь на каноэ.

Огнеземельцы говорили на нескольких неродственных языках. Индейцам удавалось передавать  собственные ощущения и происходящее в окружавшем мире в виде метафор. Из вымирающего яганского язык некоторые слова сохранились как своего рода лингвистический феномен, занесенный в книгу рекордов Гиннесса в качестве наиболее емкого и труднопереводимого слова за всю историю человечества. Mamihlapinatapai означает «взгляд между двумя людьми, в котором выражается желание каждого в том, что другой станет инициатором того, чего хотят оба, но ни один не хочет быть первым». Существенные различия в языке, образе жизни и занимаемых экологических нишах препятствовали контактам.

Первыми из европейцев с аборигенами Огненной Земли познакомились в 1519 году моряки кругосветной экспедиции Фернана Магеллана. В 1578 году их видели англичане Френсиса Дрейка, но в контакт с ними не вступали. В конце 1774 года, во время своего второго кругосветного плавания, острова Огненной Земли посетил Джеймс Кук. Сопровождавший его в путешествии немецкий естествоиспытатель Георг Форстер приводит в своих записках подробное описание местных индейцев: «Они небольшого роста, меньше 5 футов 6 дюймов, с большими толстыми головами, широкими лицами, очень приплюснутыми носами и выступающими скулами; глаза карие, но маленькие и тусклые, волосы черные, совершенно прямые, смазанные ворванью и свисающие вокруг головы дикими космами... Вся их жалкая одежда состоит из старой небольшой тюленьей шкуры, укрепляющейся при помощи шнура вокруг шеи. В остальном они совершенно нагие и не обращают ни малейшего внимания на то, что не допускает наша благопристойность и скромность. Цвет кожи у них оливковый с медно-красным оттенком и у многих разнообразился полосами, нанесенными красной и белой охрой… Вообще характер их представлял странную смесь глупости, безразличия и вялости…»

В декабре 1823 года — во время третьей кругосветной экспедиции на шлюпе «Предприятие» — у берегов Огненной Земли останавливался русский мореплаватель Отто  Коцебу, оставивший довольно мрачное описание местных жителей: «Человек… нуждается в солнечном тепле для развития своего организма. Поэтому здесь он — не более чем животное... Полагают, что их предки бежали сюда, будучи вытеснены из другой, более удобной местности. Здесь они деградировали до животного состояния и ныне не имеют других потребностей, кроме поддержания самым отвратительным образом своего жалкого существования…».

Заново «открыл» индейцев Огненной Земли в 1832 году Чарльз Дарвин, высадившийся на Огненной Земле во время кругосветного путешествия на корабле «Бигль». Дарвин был также поражен первобытным и примитивным видом аборигенов: «Вид огнеземельцев, сидящих на диком заброшенном берегу, произвёл на меня неизгладимое впечатление. Перед глазами предстал образ — вот так же, когда-то давно, сидели наши предки. Эти люди были совершенно наги, тела разукрашены, спутанные волосы свисали ниже плеч, рты раскрылись от изумления, а в глазах затаилась угроза…».

Однако соотечественник Дарвина, английский исследователь Уильям Паркер Сноу, побывавший на Огненной Земле в 1855 году, пришел к совершенно иным выводам об аборигенах. Описывая их неопрятный внешний вид и первобытные привычки, Сноу отмечает: «…многие огнеземельцы, живущие на Восточных Островах, обладают приятной и даже привлекательной внешностью. Понимаю, что это идет вразрез с тем, что описывал в своих трудах мистер Дарвин, но я говорю лишь о том, что сам видел…». Позже учёный обнаружил, что аборигены «живут семьями». Местные женщины отличаются скромностью, а матери очень привязаны к своим детям.

Семья местных индейцев с Огненной Земли. Фотография конца 19 века.
image002.jpg
http://4.bp.blogspot.com/-eM6T3lMbDyE/VquI4-Q2jJI/AAAAAAAAkGs/9jdVOoYIy-U/s1600/13%25281%2529.jpg

Начало колониальной эпохи на Огненной Земле положило конец оригинальной культуре местных индейцев. После того, как в 1886 году румынский авантюрист Джулиус Поппер нашел на Огненной Земле золото, началась «золотая лихорадка». Колонизаторам потребовалось немало усилий, чтобы сломить сопротивление местного населения. Окончательный приговор огнеземельцам, особенно селькнамам, вынесли овцы. В конце 19 века небольшое стадо овец, вывезенное с Фолклендских островов на Огненную Землю, через несколько лет расплодилось, и тут выяснилось, что в сыром, холодном климате, под вечными ветрами у овец отрастает необычайно густая, длинная шерсть. В результате охотничьи угодья индейцев стали стремительно вытесняться пастбищами. Пытавшиеся охотиться на овец индейцы безжалостно уничтожались.

Когда европейцы (чилийцы и аргентинцы), овцеводы и миссионеры, стали осваивать Огненную Землю, вместе с ними пришли и европейские болезни, такие, как корь и оспа, от которых огнеземельцы не имели иммунитета.
Значительную роль в вымирании аборигенов сыграло традиционное отсутствие у них понятия частной собственности. Охотники она (селькнамы) сильно страдали от завезённых колонистами  на острова овечьих стад, интенсивно поедавших траву — основную пищу гуанако. После их исчезновения аборигены были вынуждены начать охоту на овец, и, таким образом,  вступили  в конфликт с колонистами, вооружёнными огнестрельным оружием. В результате численность как селькнамов, так и яганов резко уменьшилась.  Не исключено, что значительную роль в их вымирании сыграла также утрата основных источников пропитания, так как промысел китов и тюленей освоили европейские и американские моряки.

Значительные сведения о материальной и духовной культуре индейских племен Огненной Земли содержатся в записках немецкого миссионера Мартина Гузинде, опубликованных в 1925 году.  В 1919 — 1923 годах он совершил четыре экспедиции на архипелаг и посетил все три племени огнеземельцев, участвовал в их повседневной жизни.

***
Король Патагонский. В 80-е год 19 века француз Антуан де-Тунэн, скромный адвокат из провинциального городка, отправился на Край Света для защиты местных аборигенов от европейцев. В 1865 года шестеро арауканских вождей заключили военный союз против общего врага, а Антуана де-Тунэна провозгласили Орели I, королем Арауканским[1]. Чилийские власти после долгого преследования поймали «короля» и выдворили во Францию.
image004.jpg

В 1873 году в Патагонии вновь появляется упрямый француз, он же Орели I, король Арауканский, а теперь «и Патагонский», который ешает в этот раз натравить друг на друга Аргентину и Чили. Он остается на аргентинской стороне Анд и пытается вызвать пограничные конфликты. Но индейцы не доверяют странному белому, а установить связь с остатками верных арауканцев ему не удается. Скоро он попадает в плен к аргентинским войскам  и его вновь отправляют во Францию.

Через два года, он в очередной раз появляется в Южной Америке в Буэнос-Айресе и просит о разрешении поселиться в Андах, но ему отказывают. В 1878 году Антуан де-Тунэн умирает во Франции со своими королевскими указами, знаменами и учрежденным им орденом.

***
Контакты с европейцами, попытавших  привить индейцам «цивилизационные» ценности с помощью меча  и креста  привели к трагедии. «Просвещённые» европейцы конца 19 века уничтожили  индейцев Патагонии, которые мужественно сопротивлялись целых три века после нашествия конкистадоров. Белые миссионеры, можно сказать из лучших своих побуждений,   «запаковывали» голых индейцев в одежду. Она часто намокала, долго сушилась и стала одним из источников различных заболеваний, наряду с подаренными европейскими болезнями, против которых у местного население не было выработано иммунитета.  В частных бандитских армиях вознаграждали каждого за «отрезанное ухо или яйца». Поэтому умиляет сегодняшняя память о совершенном геноциде. Вас во многих местностях Патагонии   приглашают посетить музеи, посвящённых вырезанным индейцам.

На Краю Света. Огненная Земля
Огненная Земля. Воспоминания о людях с горячей кровью
Огненная Земля. Ушуайя. Самый южный город планеты
Огненная Земля. Ушуайя. Главный проспект на Краю Света
Огненная Земля. Американская Колыма.  Добро пожаловать в тюрьму!
Огненная Земля. Ушуайя. Лицом к морю. Неизвестные покорители  Антарктиды
Ушуайя. Морские ворота в Антарктиду и вокруг Южной Америки
Огнеземельский «Титаник». Крупная катастрофа круизного лайнера
Огненная Земля. Мыс Горн. Круиз вокруг острова Горн
Мыс Горн. Повседневная жизнь на Краю Света
Огненная Земля. Пролив Бигль. Авеню ледников
Магелланов пролив. Звездный час Адмирала


Путешествие из Европы в Южную Америку в поисках впечатлений
Рио-де-Жанейро. Хрустальная мечта товарища Бендера. Парадный фасад
Аргентина. Геополитическое танго
Аргентина. Золотой век. Американские горки аграрной сверхдержавы
Эва Перон. Грешница, ставшая святой для народа
Аргентина. Буэнос-Айрес. Вавилон попутных ветров
Буэнос-Айрес. Ла-Бока. Родина аргентинского танго любви и ненависти, борьбы и страсти
Уругвай. Как живет «латиноамериканская Швейцария»?
Уругвай. Монтевидео. Родина знаменитого танго «Компарсита»

[1] Российский этнограф Лев Минц Погасшие огни. – Вокруг света, 1970, март.

?

Log in

No account? Create an account