Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Русский Север. Возрождение после «мерзости запустения». На родине Балтийского флота
Ландшафты жизни
dergachev_va
Владимир Дергачев
image001.jpg
http://gpmail.spb.ru/lj/2009120301_lo_lodpole/090808-1055031.jpg
Ладейное Поле. Памятник Петру Великому на месте дома, в котором жил царь при закладке Олонецкой судоверфи, сооружён в 1832 году.

О зарождении христианства на Русском Севере известно уже с  11 века, а во времена Золотой Орды край стал хранителем православных русских традиций. В 14 веке с объединением Руси  пассионарные люди шли не только в Москву, но и концентрировались на границах государства, где вместо барской милости предпочитали вольность на неспокойных границах. В отличие от Западной Европы в качестве границы служили не природные  или оборонительные искусственные рубежи, а огромные пространства Дикого поля и Сибири на юге и востоке. Только на северной границе до Белого моря не было войны, а богатство и независимость  обеспечивались здесь не военной добычей, а «мягкой рухлядью». Меха  служили эквивалентом золота[1].

С начала 14 века в течение трех столетий в  безлюдных лесах монахи-подвижники основывали свои многочисленные обители. За это время на Русском Севере было построено 150 пустынных и 104 городских и пригородных монастырей[2]. Пустынные монастыри основывались православными братиями, уходившими в «пустыню» от мирской суеты, и своим трудом строившие  и содержащие обители.  Городские монастыри обычно создавались благочестивым усердием отдельных людей или местных общин.

Время возникновения многих монастырей пришлось на годы порабощения Руси татаро-монгольским игом. Несмотря на победу в 1380 году в Куликовской битве, Русь продолжала опустошаться набегами и поборами. Хотя новгородские земли и не пострадали от татаро-монгольского нашествия, с запада их теснила Литва, а внутри не прекращались распри и междоусобицы.  Кроме того, эпидемии чумы и другие бедствия неоднократно опустошали земли. На фоне этих трагических событий возникает общее «движение» на Русский Север православных пассионариев,  желавших в пустынных лесных местах монашеской жизни и высокого духовного подвига.  Возникновению монастырей способствовало явление в 1383 году Тихвинской иконы Божией Матери, написанной, по преданию, евангелистом Лукой. После явления чудотворной иконы на землях преимущественно между Ладожским и Онежским озерами и вокруг возникло около двадцати пяти монастырей,  в том числе Валаамский. В 16 веке только  на реках Свирь и Оять было по четыре монастыря.  Большинство монастырей  основано преподобным Александром Свирским и его учениками.

***
Сегодня  между Онежским и Ладожским озерами проходят границы Карелии и Ленинградской области, на севере которой расположен  Лодейнопольский район (29,2 тыс. жителей,2017), включающий два городских и три сельских поселения. На площади в 4,9 тыс. кв. км (5,8 % территории области), проживает всего 1,6 % населения области (18-е последнее место), при этом в двух городских поселениях (город Лодейное Поле и пгт Свирьстрой) — 70,4 % населения района.  Административный центр района Лодейное Поле  (9,7 тыс. человек) расположен на берегу судоходной реки Свирь, являющей частью Волго-Балтийского водного пути (ранее Мариинской водной системы). Здесь имеется пристань, леспромхоз, трикотажная фабрика.

***
image003.jpgВ прошлом Лодейнопольский уезд Олонецкой губернии занимал 9 тыс. кв. км с населением— 44,3 тыс. человек (1894), в том числе в уездном городе Лодейное Поле — 1,4 тыс. жителей. Город Лодейное Поле называют родиной Балтийского флота. Древним ремеслом жителей Присвирья было строительство небольших судов-ладьей. Не случайно именно здесь по велению Петра I основана Олонецкая (с 1785 – Лодейнопольская) судоверфь. В связи с необходимостью в морских кораблях во время Северной войны в 1702 году началось строительство верфи под руководством князя Алексея Меньшикова. Уже на следующий год  со стапелей сошёл первый ранговый корабль Балтийского флота — 28-пушечный фрегат «Штандарт»  и другие суда.  В последующие годы построены четырнадцать  28-пушечных фрегатов, галера «Святой апостол Пётр»,  16-пушечный галиот «Надежда» и другие корабли. В 1708—1710 годах со стапелей верфи сошли три 50-пушечных линейных корабля — «Рига», «Выборг» и «Пернов». До 1725 года на верфи было построено свыше ста парусных и гребных судов, которые определили успех русских в морских сражениях Северной войны (1700 – 1721), что способствовало закреплению России на Балтике. Указом Екатерины II от 1785 года верфь и прилегающее поселение получили статус города. (Рекомендую фотосессию о Ладейном Поле из журнала Игоря Ванина.)
Корабли, спущенные на воду на Олонецкой верфи, прославились в кругосветных морских экспедициях. В 1807-1809 гг. на шлюпе «Диана» под командой лейтенанта В.М. Головина, впоследствии знаменитого адмирала, был совершен переход из Кронштадта на Камчатку. Спустя  десятилетие знаменитые русские мореплаватели М.П. Лазарев и Ф.Ф. Беллинсгаузен  на шлюпах «Мирный» и «Восток» совершили двухгодичное кругосветное путешествие, в результате которого была открыта Антарктида и многие новые острова.

Когда шведская граница была отодвинута на север, военно-стратегическое значение Лодейного Поля уменьшается, крупное судостроение на Олонецкой верфи постепенно затухает, центром кораблестроения становится Санкт-Петербург.

Современная карта Ладейнопольского района
image004.jpg

***
На Русском Севере многие официальные сайты местных властей  в разделе «история места» стыдливо замалчивают наличие гулаговских лагерей в 30-е годы двадцатого столетия и что трудом заключенных были достигнуты успехи индустриализации. Концлагерь «Свирьлаг»  считается одним из первых исполнительно-трудовых лагерей Советского Союза.
Населённый пункт Свирьстрой возник в связи со строительством Нижнесвирской ГЭС (1927). Сооружение станции велось с привлечением заключённых исправительных лагерей «Свирьлага». Сегодня Свирьстрой — наименее населённый посёлок городского типа в Ленинградской области. Численность населения сократилась с 28,9 тыс. (1932) до 7,7 тыс. (1939)  до 813 (1945),  в настоящее время проживает 906 человек (2017). С 1 сентября 1941 года по 31 мая 1944 года посёлок находился под финской оккупацией. В Великую Отечественную войну гидроэлектростанция вместе с посёлком была полностью разрушена и восстановлена в послевоенные годы.

Свирьлаг был открыт осенью 1931 года с тюремной администрацией в Ладейном Поле и отделениями, в которых в разные годы насчитывалось от 30 до 48 тыс. заключённых, работавших на строительстве гидроэлектростанции и лесоповале.  Среди заключенных Свирьлага были будущие православные святые: священномученики архиепископ Августин (Беляев) и архиепископ Феодор Волоколамский, новомученица княжна Кира Оболенская. Здесь отбывали сроки известный русский философ Алексей Лосев (бывший в тайном монашеском постриге) и будущий писатель-эмигрант Иван Солоневич.
В Свирьлаге Солоневич числился начальником санчасти. 28 июля 1934 года он в очередной раз бежал, месяц пробирался через тайгу к финской границе (это примерно 100-150 км). С собой у него был самодельный компас (стрелка на иголке) и небольшой запас сухарей и сало.  После побега Солоневич издал на Западе книгу «Россия в концлагере».  Среди её восторженных читателей и почитателей были такие очень разные люди, как И. А. Бунин и Й. Геббельс, М. А. Алданов, Великий Князь Димитрий Павлович  и другие. Рекламу книге дал рейхсминистр пропаганды доктор Геббельс, написавший в своем дневнике: «Читаю ужасающую книгу о России. „Потерянные“ Солоневича. Фюрер тоже заинтересовался ею. Следующий день в жизни партии будет опять посвящён борьбе с большевизмом.», «Запоем читаю вторую часть „Потерянных“ Солоневича. Просто ад на земле творится в России. Стереть его с лица земли. Долой!». Положительные рецензии были напечатаны почти в двухстах западных газетах.
Находился в заключении в Свирьлаге Андрей Снесарев (13 декабря 1865 — 4 декабря 1937) — русский и советский военачальник, военный теоретик, публицист и педагог, военный географ и востоковед, действительный член Русского географического общества (с 1900 года). Кавалер десяти орденов Российской империи и Золотой Константиновской медали — высшей награды Императорского Русского географического общества, учреждённой в 1846 году[3]. В 1928 году ему первому из советских военачальников присвоено звание Герой Труда.

Снесарев окончил математический факультет Московского университета, Московскую консерваторию и Академию Генштаба, владел 14 языками. Он глубоко исследовал  Афганистан, Памир, Бухару, Северную Индию и Кашгарию. Закончил Первую мировую войну в чине генерал-лейтенанта. После Октябрьской революции перешел на сторону красных, был командующим  Западной армией. В 1919 году был направлен  в Туркестан, чтобы, возможно,  возглавить индийский поход и подорвать  британское мировое господство. В дальнейшем Снесарев стал начальником восстановленной Академии Генштаба. В 1921 году он уступил эту должность Тухачевскому и возглавил кафедру военной географии. Участвовал в создании Московского института востоковедения, в 1921—1930 годах являлся его ректором и профессором. Одновременно — профессор Военно-воздушной и Военно-политической академий (1924—1926). Среди основных трудов выделяются «Военная география России» (1910, второе издание), «Афганистан», «Индия» и др.

27 января 1930 года Снесарев арестован в рамках организованной Тухачевским кампании по «борьбе с буржуазными военными спецами в РККА». В дальнейшем были арестованы другие представители  геополитической школы царского Генштаба. Геополитика была запрещена как «прислужница германского фашизма». По указанию Сталина расстрел бывшего царского генерала был заменён на 10 лет исправительно-трудовых лагерей.  С октября 1931 года по ноябрь 1932 года находился в лагпункте Важины (Свирьлаг), затем в Соловецком лагере особого назначения (СЛОН) и лагпункте близ  Кеми. Досрочно освобождён как тяжело больной 27 сентября 1934 года. Умер 4 декабря 1937 года в Москве в больнице, похоронен на Ваганьковском кладбище, реабилитирован в 1958 году.
В 1937 году Свирьлаг был закрыт, но во время войны финны здесь организовали лагерь для советских военнопленных, а в 1945 году — советский лагерь для пленных немцев, которые вместе с вольнонаемными восстанавливали взорванные гидроэлектростанции.

***
Летом 2017 года накануне Дня семьи, любви и верности в Лодейном Поле прошло праздничное мероприятие. В местном зале ЗАГСа  гостей встречали Петр и Феврония. Они напомнили об истории Муромских святых и происхождении праздника. В России праздник начали отмечать недавно, но уже сложилась традиция — вручать семейным парам, прожившим в браке более 25 лет букет ромашки и медали «За любовь и верность».   Накануне праздника было зарегистрировано семь браков.

Юбиляры, отметившие «серебряную свадьбу».
image006.jpg
http://администрация-лодейноеполе.рф.images.1c-bitrix-cdn.ru/upload/iblock/b6f/IMG_4334.JPG?1499502279410600
1 июля 2017 года в двадцать пятый раз в деревне Тервеничи встречали гостей на областном празднике вепсской культуры «Энарне Ма»(Зов родной земли).  С утра на поляне развернулись торговые ряды «Оять мастеровая», где были представлены изделия народных промыслов. Здесь же работали мастера Лодейнопольского центра ремесел и проводились мастер-классы по традиционным народным ремеслам,  оформлялись деревенские  подворья - «Чья деревня краше». Торжество началось с богослужения в Покровском храме Покрово-Тервенического женского монастыря на молебне Пресвятой Богородице, а затем его участники прошли шествием по деревенским улицам.

Наряду с возрождением на Русском Севере православной духовности в параллельном мире с плохими  дорогами идет другая сельская жизнь с естественной убылью (смертность в Ладейнопольском районе в 1,5 раза превышает рождаемость), значительно превышающей рождаемость, с безработицей и неизлечимой русской болезнью – пьянством, к которому добавилась наркомания.
Я вспоминаю посещение своей малой российской родины. Спрашиваю односельчанку-соседку в расцвете женских лет, «как живется при безграничном торжестве российской демократии?». Соседка признается, что плохо ей живется в отличие от подруги Маньки. На «почему?», она ответила: «Маньке повезло, у неё муж только пьяница, а у меня пьяница и наркоман».

Не от побед на внешних фронтах, а от русской провинции зависит будущее России.

Русский Север. Возрождение после «мерзости запустения».
На родине Балтийского флота

Свято-Троицкий Александро-Свирский православный мужской монастырь
Введено-Оятский православный женский монастырь
Покрово-Тервенический православный женский монастырь

Путешествие на Русский Север. Зона советского зазеркалья
Жаркое лето 71-го года
Архангельск. Столица Русского Севера или Поморья?
Холмогоры. Первый советский концлагерь на родине Ломоносова

Соловецкий архипелаг
Советская Россия — родина СЛОНов
Кемь. Ворота в Ад. Единственный правильный путь к  счастью
Медвежьегорск. Столица строительства Беломорканала и урочище Смерти

Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Глеб Бокий. Чекист, оккультист и пароход
Нафталий Френкель. Архитектор лагерной экономики. От 
контрабандиста до строителя коммунизма

Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа

Карелия. От столицы до водопада
Сортавала. «А зори здесь тихие…»
Валаам. Жемчужина русской духовной культуры
Валаам. Позорные страницы истории. Советские «самовары»




[1] Лев Гумилёв От Руси к России. — М.: Экопрос, 1992. 
[2] Введено-Оятский монастырь: история и современность. — http://www.oyatsky.ru/component/content/article/17-2009-07-31-21-04-45.html
[3] Рябчиков A.M. А.Е. Снесарев как географ. В кн.: Андрей Евгеньевич Снесарев (Жизнь и научная деятельность). М., 1973, с. 76-84.


?

Log in

No account? Create an account