?

Log in

No account? Create an account
Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Оперативный офицер метеослужбы ВВС. Зеленая гостиница
Ландшафты жизни
dergachev_va
Владимир Дергачев
image001.jpg
«Синоптик не ошибается только один раз в жизни,
когда меняет профессию»
(профессиональная поговорка).

Исполнилось полвека, когда выпускников географического факультета МГУ, офицеров запаса, начали призывать в Советскую Армию. Посвящаю свои воспоминания бывшим лейтенантам Валерию Бондаренко, Владимиру Ивченко, Александру Куликову, Виктору Михайлову и многим другим, выполнившим свой воинский долг. С годами я с удивлением узнал, что двухгодичников называют «пиджаками», к которым с недоверием относились кадровые офицеры. Я за два года службы такого отношению не встречал. И профессиональная военная подготовка географов по метеорологии, даже у бывших выпускников кафедр экономической географии, позволяла достойно справляться с неожиданной переквалификацией.

***
21 августа 1969 года. Щучинский авиационный гарнизон (Западная Белоруссия), штаб 10-го Краснознаменный ордена Суворова III степени Московско-Кенигсбергский отдельный разведывательный авиационный полк (ОРАП) 26 –й воздушной армии Белорусского военного округа.
— Товарищ полковник, лейтенант Дергачев прибыл для прохождения службы!


image003.jpg
http://pimg.mycdn.me/getImage?disableStub=ro_MrXV5gFcm2Ue9hkyWjA

И так «ученого» из меня не вышло, мечты об аспирантуре пришлось отложить. Придется переквалифицироваться в генералы. Человек сугубо штатский неожиданно оказался кадровым офицером Советской Армии. Еще в университете по окончанию военной кафедры и до присвоения офицерского звания врачи списывали студента Вову из-за высокой степени близорукости. Но он отказался. Советская страна воспитывала у советского народа с детства любовь к Родине и армии. И долг каждого настоящего мужчины заключался в готовности защищать Родину. И «белый билет» создавал мужской комплекс неполноценности.

image005.jpgПосле ухода с политического Олимпа Хрущева новое коллективное руководство страны начало частично восстанавливать сокращенные в прошлом вооруженные силы. Не хватало кадровых офицеров и их начали призывать из запаса. Полк испытывал дефицит в офицерах, так как одна эскадрилья после оккупации Чехословакии была отправлена в братскую страну на постоянную дислокацию. Другая эскадрилья была отправлена на Дальний Восток из-за обострения отношений с Китаем (после событий на острове Даманском).

В первый день по прибытию в гарнизон и представлению командиру полка я был полностью экипирован. Когда предстал перед начальником штаба подполковником Корнеевским и «лихо его приветствовал», ко мне был прикреплен офицер, научивший правильно отдавать воинскую честь. Начальник штаба посетовал, что у меня нет не одной медали, и приказал в обязательном порядке привинтить к кителю значок об окончании университета.
Начальником метеослужбы полка был старый зубр, участник войны капитан Милютин Сергей Иванович с двадцатипятилетним стажем службы.

***
В Щучинском гарнизоне в двух полках служило три выпускника геофака МГУ им. Ломоносова. Если мы уступали молодым кадровым офицерам в строевой подготовке, то профессиональные знания по метеорологии были вполне приличными.

На военной кафедре МГУ, одним из моих преподаватель, был полковник Н.А. Северов, который будучи старшим лейтенантом, получил наряду с другими синоптиками орден Красной Звезды за метеопрогноз на 7 ноября 1941 года. Тогда парад войск на Красной площади мог состояться только при нелетной погоде, так как авиация противника господствовала в воздухе над Москвой. После парада Сталин лично распорядился передать военным синоптикам ящик с коньяком. Если бы прогноз не оправдался, они получили бы нечто другое.
Через полвека после учебы в университете я узнал еще одну интересную страницу его биографии. Важным эпизодом международного сотрудничества военных синоптиков стало обеспечение Ялтинской конференции глав государств Антигитлеровской коалиции в феврале 1945 года. Как и на конференции в Тегеране, обеспечение перелетов глав государств осуществлялось в тесном взаимодействии синоптиков СССР и Великобритании. От советских ВВС в Ялту были направлены лучшие специалисты Главной авиационно-метеорологической станции полковник А.И. Бердоносов и подполковник Н.А. Северов. От Королевских ВВС в Крым прибыл начальник метеорологической службы транспортного командования Д.А. Дэвис, будущий Генеральный секретарь Всемирной Метеорологической Организации. Если мне не изменяет память, Северов служил после Великой Отечественной войны начальником метеослужбы на севере, где его прозвали «Главпурга».

***
Синоптика (др.-греч., обозревающий всё вместе), можно сказать, аналитическая метеорология, изучает динамику физических процессов в атмосфере Земли, определяющие будущее состояние погоды. Синоптики занимаются составлением краткосрочных прогнозов погоды, используя различные методы, например, путём составления и анализа синоптических карт, которые дают возможность наблюдать за изменениями погоды и оценивать её будущие изменения на указанной территории. Военные авиационные синоптики делят погоду на интересную — сложные метеоусловия (СМУ) и неинтересную — простые метеоусловия (ПМУ).

На специальные синоптические карты условными знаками наносятся результаты наблюдений многих метеостанций. Такая карта даёт наглядное представление о состоянии погоды в данный момент. При последовательном составлении карт выясняются направления движения воздушных масс, развитие циклонов, перемещение фронтов. Анализ синоптических карт позволяет предвидеть изменения погоды. Приземная синоптическая информация дополняется результатами аэрологических наблюдений, на основе которых регулярно строятся карты состояния свободной атмосферы. В этих целях запускаются аэрозонды, широко используется также спутниковая информация. Фотографирование облачных систем со спутников позволяет обнаружить зарождение циклонов.

Синоптическую карту Северного полушария мы получали из Гидрометцентра СССР с помощью
факсимильного аппарата Ладога. Нужно было быть аккуратным в обращении с картами на увлажнённой электрохимической бумаге с содержанием цинка. Можно было заработать конъюнктивит глаз.
Работа военного синоптика интересна тем, что требует аналитического мышления. На основе множества факторов необходимо подготовить авиационный прогноз, который существенно отличается от бытового гражданского. По сути это системная аналитика, и суточные дежурства необходимы, чтобы офицер владел динамикой изменяющихся метеорологических процессов. Как не парадоксально, это мне пригодилось в будущей работе в совершенно другой научной области.

Ежедневно во время дежурства составлялись кольцевые карты погоды. Бланковая карта (форма №1014) тиражировалась специально для аэродромов 26 воздушной армии, которые располагались примерно в центре. Специальными значками сержант, окончивший школу младших метеорологов, наносил данные метеонаблюдений. Дежурный офицер обрабатывал карту, наносил изобары, выделял циклоны и антициклоны, наносил линии фронтов и подписывал документ. Кольцевые карты погоды составлялись дважды в сутки, в 6 утра на день и в 18 часов на ночь.

Фрагмент кольцевой карты на 18 часов 16 июля 1971 года. Военный аэродром Щучин отмечен красным ромбом. Зона дождей обычно закрашивалась зеленым цветом.
image007.jpg

Один раза в сутки, учитывая западный перенос воздушных масс, составлялась карта на более обширную территорию Северного полушария от Атлантики до Урала. Старая карта у меня не сохранилась, а современные обрабатываются с помощью специальных компьютерных программ, которые позволяют в считанные секунды производить расчеты, на что раньше у синоптиков уходили часы.
image009.png

Современная прогноза кольцевая карта, обработанная автоматически
image011.png

В первый год службы из-за не укомплектованности метеослужбы в двух дислоцированных на аэродроме полках, мы дежурили сутки через сутки. Для организма это не фонтан, на гражданке профсоюзы не допускали такого нарушения трудового законодательства, но в армии профсоюзов нет. А если учесть еще нашу неопытность в первые месяцы службы, ответственность за вручённые экипажам бюллетени погоды, то бессонные сутки приводили к сильному нервному напряжению. Молодые офицеры даже носили в кармане кителя ампулы с нашатырным спиртом на случай потери сознания от недосыпания. Через год, когда на службу прибыли выпускники Воронежского авиационного училища, дежурства вошли в норму сутки через двое и трое суток.

Когда ночью не было полетов, можно было 2-3 часа подремать на КДП в классе летной подготовки, сдвинув два стола и укрывшись шинелью. Ранним утром, в 4 – 5 часов мог позвонить командир полка и поинтересоваться погодой на предстоящие полеты.

Докладываю командиру полка предварительный прогноз погоды на время полетов.
image013.jpg

Я относительно рано получил допуск к оперативному обслуживанию непосредственно полетов. В башне КДП во время работы аэродрома находились руководитель полетов (опытный старший офицер-летчик), дежурные офицеры (штурман, связист, синоптик, инженер по материально-технической части). Все наши переговоры с экипажами самолетов записывались в черных ящик. И если была неинтересная погода (простые метеоусловия), то некоторые дежурные офицеры допускали применение ненормативной лексики для замены недостающих слов в их разговорном языке. Но когда погода ухудшалась, и возникали опасные ситуации, лишних слов старались не произносить.

Так как аэродром с северо-запада окружала лесная и болотистая местность, неожиданно взлётную полосу могла накрыть «рвань» (туман с болот), которую трудно было различить в засветках на экранах локатора. И здесь дежурный офицер-синоптик должен был доложить руководителю полетов, за сколько времени должна пройти засветка (туман) над аэродромом. И РП принимал решение — отправлять или не отправлять экипажи на запасные аэродромы с учетом запаса керосина в баках. Многие молодые летчики могли успешно отрабатывать полетные задания только в районе аэродрома. Если закрыть аэродром для посадки, то их необходимо было отправить на незнакомые запасные аэродромы, где они могли посыпаться. В такие минуты ожидания после принятого решения наступала тишина, и иногда появлялись первые седины. Как правило, в критических ситуациях в башню пулей поднимался начальник метеослужбы, но он мог быть только наблюдателем, так как решение имел право принимать только дежурный оперативный офицер.

Дежурных офицеров в башне КДП согласно установленному регламенту должны были кормить вовремя за рабочими местами, если наступало время обеда или ужина. Из офицерской столовой нам привозили горячую пищу. И опытная официантка обязана была накормить каждого офицера. Именно, опытная, пропускающая мимо ушей ненормативную лексику. Официантка с подносом и разогретой пищей стояла у кресла каждого офицера и иногда как ребенка уговаривала поесть.

Офицеры метеослужбы на фоне КДП (командно-диспетчерского пункта). Слева направо — лейтенанты Шило, Дергачев, ?, Дудник, капитан Милютин, майор Редько и лейтенант Батрамеев.
image015.jpg

В эпоху, когда не было Интернета, метеослужба получала специальные АВИА телеграммы, которые, как и правительственные были на красном бланке. В телеграммах с помощью цифровых кодов Всемирной Метеорологической Организации сообщалось, например, о закрытии аэродрома по метеоусловиям.
image017.jpg

Авиационные учебные полеты начинаются с воздушной разведки погоды. Самолет, на котором два летчика, включая, как правило, руководителя полетов, назывался «спаркой». После перед строем летчиков происходил доклад руководителя полетов и оперативного офицера метеослужбы о погоде во время полетов. Офицеры метеослужбы относились к интеллигенции ВВС. Когда докладываешь погоду летному составу, то убедительный прогноз должен подкрепляться безупречной выправкой.

***
В первый месяц моей службы 21 августа 1968 года началась операция «Дунай» или вторжение в Чехословакию войск Варшавского договора (кроме Румынии), положившее конец реформам Пражской весны. Советские военно-транспортные самолеты Ан-12 и Ан−22 (Антей) сыграли важную роль во время ввода войск СССР в Чехословакию, доставили кроме военной техники пять тысяч десантников.

В 22 часа 15 минут 20 августа в войска поступил сигнал «Влтава-666» о начале операции, а в 23:00 была объявлена боевая тревога и приказ на выдвижение. В 2 часа ночи 21 августа на аэродроме «Рузине» в Праге высадились передовые подразделения 7-й воздушно-десантной дивизии. Они блокировали основные объекты аэродрома, куда стали приземляться советские Ан-12 с десантом и боевой техникой. Более подробно о действиях 7-й воздушно-десантной дивизии можно узнать из интервью с её бывшим командиром Львом Гореловым (http://artofwar.ru/s/shejnin_a/text_0170.shtml), ныне генерал-лейтенантом в отставке, Почетным гражданином Одессы.

Дивизия, базировавшаяся в Литве, 10 или 12 августа была поднята по тревоге и согласно вскрытого секретного пакет выдвинулась на 9 аэродромов, в том числе в Калининграде и белорусском военном аэродроме Щучин. 20 августа, в 22 часа началась погрузка десанта и техники на самолеты. В 2 часа 15 минут 21 августа один десантный полк приземлился на аэродроме в Праге, и к 6 часам столица была в руках десантников.

Два других полка десантировались (сели) на другие аэродромы (Кбелы и Водоходы). Командирам экипажей десантников, дислоцированных в Щучине, наша метеослужба выписывала бюллетени погоды по маршруту до этих малоизвестных аэродромов. Проходит расчётное время и на КДП получают информацию, что один из десантных самолетов сел на аэродром в капиталистической Австрии, можно сказать, у врагов социализма. Военное начальство в ожидании международного скандала приготовилось к оргвыводам, но они не последовали. Австрияки вначале перепугались, что началась оккупация их страны, но когда выяснили конечную цель полета, с радостью выдали дополнительные карты штурману экипажа на искомую территорию Чехословакии. И инцидент был исчерпан. Советскую военную мощь тогда бесприкословно уважали.

Военные транспортные самолеты летали через наш аэродром и в последующие месяцы, в том числе самый большой в мире турбовинтовой транспортный самолёт Ан-22 («Антей»). Я запомнил, как поздней осенью командир одного из экипажей — полковник, давил на меня, дежурного офицера метеослужбы, чтобы я выписал им бюллетень с хорошей погодой. Командир нашего полка полковник Алятин возмутился этому давлению и запретил выписывать такой бюллетень, чтобы не загреметь под трибунал в случае катастрофы по метеоусловиям: «Вам молодой лейтенант еще жить и жить, а старперам пора в отставку».

***
Опытные летчики часто нарушали правила полётов. Зам. командира нашего полка, подполковник, участник ВОВ, любил моделировать лётные происшествия, которые приводились в служебном бюллетене советских ВВС. Он, как правило, успешно повторял сценарий и обзывал неудачных лётчиков муд***ми. Были такие асы, которые при выполнении полетного задания на низких высотах с помощью отрытого бомболюка сбивали вершины сосен, чтобы затем приземлиться с сосновыми шишками, правда, неизвестно для кого — для жен или знакомых девушек.

***
За время моей службы не было не одной авиационой катастрофы. Но из рассказов старослужащих, я знал, что в прошлом один летчик-истребитель погиб при взлете. В лобовое стекло ударилась птица, и он на секунды потерял гаризонт.

***
На воинских учениях «Днепр» меня отправили для координации в танковую армию, дислоцированную в Бобруйске. Пришлось мне выдать пистолет, о чем сильно сокрушался начальник штаба, опасаясь, что оружие могут отнять хулиганы. Правда, вероятно из-за обычного разгильдяйства, у меня оказалось две карточки на пистолет, одну из которых я сохранил как сувенир.
image019.jpg

В Бобруйске я жил несколько дней в офицерском общежитии и увидел насколько тяжелый труд у танкистов. Молодые офицеры приходили со службы в грязных замасленных комбинезонах. Перед учениями на местном военном аэродроме проходили репетиции высадки десантников из вертолетов, которые многократно «приземлялись» в грязь и пыль.

По тревоге наша военная колонна выдвинулась на запад. Я был в кабине трехосного ЗИЛа (передвижной метеостанции, ПМС). Моя задача заключалась в том, что неопытный водитель не таранил впереди идущей машины. Нам повезло, но в колонне из сотни машин случилось несколько аварий. Поэтому шли медленно, 200 км за 11 часов, 18 км в час. Несмотря на это к ночи мы прибыли к месту дислокации в Мыслобожском темнохвойном лесу (примерно в 6-7 км к югу от районного центра Ляховичи Брестской области). Замаскировали машины в густом лесу. Полтора десятка вертолетов приземлилось на поляне. С трудом размещаемся в наспех поставленных палатках, не хватает матрацев. Мат, ругань. Идет дождь, грязь.

22 июня 1971 года. Тридцать лет с начала войны, в лесу сохранились окопы еще Первой мировой войны. Утром разворачиваю работу передвижной авиационной метеорологической станции. Жарким днём отправляемся купаться на реку Щару и неожиданно оказываемся на одном пляже с условным противником. Молча принимаем водные процедуры и расходимся. Вечером идем в соседнюю деревушку Мыслобож с бутылкой водки. Находим местного деда, который быстро организует закуску (хлеб, сало, сметану с редиской).

На ученьях моя задача с другим коллегой-синоптиком заключалась в информировании командовании танковой армии о метеорологической обстановке в районе полевых учений и авиационном прогнозе. Для танкистов было важно, будет летная или нелетная погода. И приходилось летать на вертолете с докладом на полевой командный пункт армии.

***
От командующего 26 воздушной армии генрал-полковника Жуковского тоже требовали налет часов, что он и делал, сидя в кресле второго пилота штабного Ан-24. Мой начальник метеослужбы, офицер в возрасте, был не восторге от встречи с командующим, и докладывать прогноз погоды иногда посылал меня. После ворчания, что нарушен устав, и прибыл не начальник метеослужбы, он довольно доброжелательно беседовал со мной и не посылал далеко, что боялись мои старшие сослуживцы.

***
Полковник, начальник метеослужбы воздушной армии, учитывая мое профильное образование, дал мне можно сказать позывной «Паганель». На снимке «Паганель» в старой и новой парадной офицерской форме.
image021.jpg image023.jpg


image025.png
***
Когда в 1970 году командир полка наградил меня Почётной грамотой «за достигнутые успехи в боевой и политической подготовки и успешное освоение новой авиационной техники и примерную воинскую дисциплину», коллеги «технари» решили меня познакомить с техникой, которую я успешно «освоил». Стоянка самолётов нашего полка находилась на противоположной стороне от взлётной полосы и командно-диспетчерского пункта, и самолеты я видел преимущественно только с вышки КДП. Когда я залез в кабину летчика и захлопнул фонарь, выяснилось, что открыть её как амбарный замок я сам не могу. Ребята «технари» выручили.

«Технари» выходили на службу часто в рабочих комбинезонах, и когда летом было жарко, оголялись по пояс на стоянки самолета. Я только засучиваю рукава.
image027.jpg

***
Город Щучин, в котором новоиспеченному лейтенанту предстояло служить, насчитывал 10 тысяч жителей и не одной знакомой девушки. Военный гарнизон был расположен в бывшей усадьбе князей Друцких-Любецких. Сохранился старинный парк с вековыми липами и соснами, стройными белогрудыми березами на берегу озера, где водились зеркальные карпы, а в летние воскресные дни на пляже отдыхали трудящиеся. Военный городок застроен типовыми пятиэтажными ДОСами (домами офицерского состава). В остальном это был типичный советский гарнизон. Здесь перед приездом инспекций и перед революционными праздниками белили березы и пни, а осенью красили пожухлую траву и стригли не опавшие с деревьев листья.

Холостые молодые офицеры жили в казарменных гостиницах, которые отличались по цвету окраски. Лейтенант Вова был поселен в «Зеленую гостиницу», пользующейся популярностью у местных невест. Известность гостиницы распространялась далеко за границы гарнизона. Письма могли приходить по адресу «Гродненская область. Зеленая гостиница».

«Зеленая гостиница» была уникальна по составу проживающих, основу которых составляли лейтенанты — выпускники Московского и Ленинградского университетов, Московского авиационного института и ряда других ведущих технических вызов. Многие были призваны в армию перед поступлением в аспирантуру и надеялись это осуществить после двух лет службы. Лейтенанты были вооружены дюжиной магнитофонов, проигрывателей, транзисторов и гитар, большим количеством художественных книг, скупаемых в окрестных магазинах. «Зеленая гостиница» возвратила большинство офицеров в студенческие годы. Особенно радовались те, кто хлебнул семейного счастья. В номерах жили по три офицера, а с учетом суточных дежурств в нашем номере всегда было только двое. Мы сами сделали с помощью рядовых метеослужбы ремонт номера и привели его в относительно приличный вид.

«Зеленая гостиница».
image029.jpg

***
Неожиданный призыв в ряды Советской Армии, поставили перед офицерами-двухгодичниками вопрос, как служить? Два года можно было протянуть «на-дурочка». Но армия — это мужской коллектив, в котором основной костяк составляют профессиональные военные. И если ты относишься к своим обязанностям на службе спустя рукава, то подводишь и других. И просто так выкинуть из жизни два года существования — тоже большая роскошь. Поэтому мы решили, чтобы сохранить гражданскую профессию и достойно отслужить два года, создать в «Зеленой гостинице» «Клуб молодых офицеров». Обычно в армии существуют неформальные объединения «Любителей зеленого змия». Но понимая, что собрание молодых офицеров обратит на себе пристальное внимание недремлющих органов, по моей инициативе было решено именовать общество молодых офицеров «Клуб любителей классической музыки» при Гарнизонном Доме офицеров. Это нам позволяло официально использовать роскошные помещения бывшего дворца князей Друцких-Любецких для наших неформальных встреч.

Гарнизоный дом офицеров располагался в бывшем дворце князей Друцких-Любецкого
image031.jpg

Для активного участия в работе Клуба мы пригласили офицерских жен с консерваторским образованием. Кроме того, у родителей нашего коллеги лейтенанта Миши Ривина в Ленинграде была огромная фонотека с собранием классической музыки и мы ей воспользовались.
image033.jpg

Несмотря на отсутствие даже намека на общество молодых офицеров с крамольными мыслями, военное начальство не на шутку встревожилось. Из штаба Воздушной армии из Минска прилетело два полковника для ознакомления с ситуацией на месте. Больше всего они боялись, чтобы это не был «Клуб молодых офицеров». В Египте такое увлечение закончилось государственным переворотом. Мы пригласили комиссию в ГДО на очередную лекцию-концерт «Вольфган Амадей Моцарт» (эпоха, творчество и личность).
image035.jpg

image037.jpg

Полковники, которым с рождения классическая музыка не снилась, мужественно заснули на первой же симфонии. По окончанию вечера улетели в Минск, но на прощание сказали, что было бы спокойнее, если бы мы просто пили как нормальные советские офицеры. Правда, 1-й заместитель командующего 26-й воздушной армией, дважды Герой Советского Союза, генерал-майор Леонид Беда положительно отнесся к начинанию молодых офицеров. К сожалению, будучи на должности командующего армии, генерал-лейтенант Беда в возрасте 56 лет погиб 26 декабря 1976 года в автомобильной катастрофе вместе с председателем Президиума Верховного Совета Белоруссии Ф. А. Сургановым.

В «Зеленной гостинице, почти каждый день можно было услышать второй концерт Рахманинова для фортепьяно с оркестром. В своем номере я часто после дежурства слушал любимую арию Каварадосси из третьего действия оперы Пуччини «Тоска» в исполнении замечательного оперного певца Зураба Аджапаридзе. Ария оказывала благотворное влияние на местных романтических девушек, а особенно на молодых офицерских жен, у которых дома мужья «поют» другие арии.

Продолжение тут >>


Беларусь, сохранившая и приумножившая советское наследие
Минск. Столица Белоруссии. Полвека спустя
Минск. Самая Коммунистическая улица в мире. Прогулка с воспоминаниями
Минск. Эксперимент с драниками полвека спустя
Коммунистическая деревня. Последняя зона коммунизма
Щучин. Малый Версаль. Дворец Друцких-Любецких. Белорусский пример инвестиций в культуру
Щучин. Военная авиационная база. Секретный атомный бункер
Оперативный офицер метеослужбы ВВС. Зеленая гостиница
Беларусь. Путешествия по белорусским жемчужинам
Беларусь. Республика Вилия
Беларусь. Мирский замок
Беларусь. Память о Великой Отечественной войне. Хатынь