dergachev_va (dergachev_va) wrote,
dergachev_va
dergachev_va

Category:

Красновидово в истории России. Здесь в 1941 году решалась судьба Москвы

Владимир Дергачев, Леонид Вардомский
image001.jpg
Фотография Леонида Вардомского

Поселок Красновидово в Можайском районе  Московской области имеет богатую историю. Сельцо основано в 1813 году вскоре после Бородинского сражения в результате  раздела имения Старое Село. Выделенный участок в 5-7 км через Москву-реку от Бородинского поля перешел во владение одному из героев Бородино капитану Ивану Аникееву. Сельцо впервые было обозначено на карте   в 1839, а в 1852 году здесь проживало 24 человека.

Имеются сведения, что в 1867 году Лев Николаевич Толстой посетил Красновидово, которое принадлежало его троюродной тетки, Ергольской Татьяне Александровне (1792–1874).

После смерти матери Льва Толстого Марии Николаевны она посвятила себя воспитанию её детей.

Толстой считал Татьяну Александровну самым близким для себя человеком после отца и матери. Она стала первой собирательницей и хранительницей бумаг Толстого, они состояли в постоянной переписке.

В дальнейшем имение был куплено известной меценаткой  Надеждой фон Мекк (1831 – 1894) — богатой вдовой железнодорожного магната Карла Фёдоровича фон Мекка (1821 — 1876), строителя железных дорог Москва – Саратов и Москва – Коломна – Рязань – Козлов.  После Крымской войны с середины 1860-х годов в Российской империи начался бум  строительства железных дорог, который стал символом ускоренного перехода  страны к капиталистическим отношениям.

Надежда фон Мекк в браке родила 18 (!) детей, из них семеро умерли в младенчестве.  Она приобрела имение  для своего сына Владимира, который в 1878 году уже после смерти отца  создает усадьбу Красный двор (Красновидово). Владимир Карлович фон Мекк (1852 – 1893) продолжил дело отца и внес  большой вклад в  строительство  железных дорог в  России.

Надежда фон Мекк была страстной поклонницей музыки (и не только) композитора Петра Чайковского. Влюбленная женщина предоставила  ему настолько большое финансовое пособие, что он смог оставить профессуру в Московской Консерватории, чтобы сосредоточиться исключительно на творчестве. Сохранилось её  письмо  из Красновидово от 20 мая 1882 года великому композитору:

«Милый, бесценный друг мой! Пишу Вам от моего Володи. Здесь так хорошо, местоположение прелестное, зелень такая свежая, сирени цветут и издают аромат восхитительный, соловьи поют у самого балкона, словом, рай земной. Я отдыхаю от душных и гадких комнат московской квартиры, и только забота о покупке имения и неудачи в поисках портят мне мои наслаждения…

Рука не дает дальше писать. До свидания, дорогой мой, несравненный. Всею душою безгранично Вас любящая Н. ф.- Мекк».
Другой сын, барон Николай фон Мекк, часто посещавший Красновидово,  женился в 1884 году на племянницы Петра Чайковского  — Анне Львовне Давыдовой (1864—1942), внучке декабриста В. Л. Давыдова.  С 1892 года он был председателем правления Общества Московско-Рязанской железной дороги. Более четверти века, вплоть до национализации в 1918 году, с его именем связано развитии транспортной сети  России. За первые девять лет его управления протяженность  линий Московско-Казанской железной дороги увеличилась с 233 верст до 2,1 тысячи верст. Николай фон Мекк  стоял у истоков российского автомобилизма. После революции работал консультантом финансово-экономического управления Народного комиссариата путей сообщения (НКПС), представлял комиссариат в Госплане. Свои идеи в области экономики и перспектив отечественного железнодорожного транспорта изложил в ряде книг. Репрессирован и  расстрелян советской властью в 1929 году.  Академик В. И. Вернадский оставил запись в своих дневниках, где отметил, что фон Мекк, добровольно отдавший после Октябрьской революции все капиталы, был убит «совершенно невинно в общественном мнении». Анна Львовна после расстрела мужа была арестована и приговорена к 3 годам ссылки. У супругов было шестеро детей. В 1904 году фон Мекки удочерили Елену, чьи родители  умерли во время эпидемии холеры, мать академика Никиты Николаевича Моисеева.

В усадьбе у барона Владимира фон Мекк гостил русский драматург Александр Островский, автор «Грозы» и «Бесприданницы». Мекк построил в Красновидово храм Александра Невского и инвалидный дом для пенсионеров-железнодорожников, ставший после Великой Отечественной войны главным корпусом дома отдыха МГУ.

Воспоминания о поездках в Красновидово оставил Член Государственного совета Российской империи, Московский губернский предводитель дворянства, почётный член Императорской Академии наук граф Сергей Дмитриевич Шереметев (1844 – 1918), который был женат на внучке Петра Вяземского (друга Пушкина).

В 1885 году усадьба была продана Обществу русских железных дорог  для организации в нем Московского отделения Инвалидного дома имени Императора Александра II для служащих железной дороги, получивших увечья на службе. 30 августа 1886 года приют для инвалидов был официально открыт.

Общий вид московского отделения Инвалидного дома императора Александра II для железнодорожных служащих. Красновидово. Московская губерния. 1901 год.
image003.jpg http://mozhay.org/forum/uploads/gallery/album_26/gallery_296_26_85531.jpg

Техника безопасности в  те годы отставала от железнодорожного строительства, что приводило к большому числу несчастных случаев. Московское отделение Инвалидного дома (включало здания разного назначения, в том числе  28  домов для семейных инвалидов. Одновременно в нем могли пребывать 180 человек, инвалиды, члены их семей, вдовы  погибших железнодорожников. Выбор Красновидово для организации Московского отделения Инвалидного дом определялся близостью к железнодорожным станциям Можайск и Бородино, прекрасным видом на долину реки Москвы и сравнительно  удобной  для устройства  такого рода учреждения планировкой усадьбы. В Инвалидном доме его обитатели, не только проживали, но и обучались ремеслам, дети учились в начальной школе. При нем действовало подсобное хозяйство, обеспечивающее инвалидов продуктами питания.
В 1889 году в Красновидово был освящен храм  во имя Александра Невского (к сожалению, был разрушен в ходе строительства Можайского водохранилища). Число прихожан составляло около 700 человек. В 1895 году Инвалидный дом перешел в ведение Министерства путей сообщения, поскольку частные железные дороги были выкуплены государством. Финансирование Инвалидного дома формировалось из доходов железных дорог из расчета 5 руб. с километра эксплуатируемого пути. Его деятельность  служило ярким примером истории благотворительности в России.

Группа инвалидов и их детей у памятника императору Александру II в пятнадцатую годовщину открытия Инвалидного дома. Красновидово. 1901 год. После революции бюст императора был повержен, сохранилась часть постамента. В 1960-е годы, мы, студенты-практиканты МГУ,  считали, что это бывший памятник, умершим от ран воинам, сражавшим на Бородинском поле.
image005.jpg
http://mozhay.org/forum/gallery/image/

image007.jpg
https://pastvu.com/_p/d/t/t/8/tt87yptw3ipb29y3t1.jpg

Фундамент храма можно увидеть поздней осенью и зимой, когда  падает уровень воды в Можайском водохранилище.
В этом здании  размещалась начальная школа Инвалидного дома, а после 1945 года – камеральный корпус учебной базы МГУ.
image009.jpg
Фотография Леонида Вардомского

В период с 1917 по 1934 годы Дом призрения постепенно трансформировался  в дом отдыха Наркомпроса. В 1938 - 1941 гг. в  нем располагался  Детский дом для детей – сирот  испанцев, погибших в ходе гражданской войны.

***
В октябре 1941 года  в Красновидово несколько дней располагался  командный штаб войск Западного фронта, который сыграл важную роль не только в подготовке Можайской линии обороны. Прежде чем перейти к историческому заседанию в штабе Западного фронта,  обратимся к воспоминаниям Маршала Ивана Конева: «За три дня, к 25 июня 1941 года, противник продвинулся вглубь страны на 250 километров. 28 июня взял столицу Белоруссии Минск. Обходным маневром стремительно приближается к Смоленску. К середине июля из 170 советских дивизий 28 оказались в полном окружении, а 70 понесли катастрофические потери. В сентябре под Вязьмой были окружены 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артполк Резерва Главного командования и полевые Управления четырех армий. В Брянском котле очутились 27 дивизий, 2 танковые бригады, 19 артполков и полевые Управления трех армий. Всего же в 1941–м в окружение попали и не вышли из него 92 из 170 советских дивизий, 50 артиллерийских полков, 11 танковых бригад и полевые Управления 7 армий»[1].

12 сентября 1941 года генерал-полковник И.С. Конев был назначен четвертым (!) с начало войны (за 2 месяца и 20 дней)  командующим войсками Западного фронта. Первый командующий фронтом   Герой Советского Союза, генерал армии Д. Г. Павлов отстранён от должности 30 июня и впоследствии расстрелян вместе с начальником штаба. Арестованы и расстреляны  были  и другие высокопоставленные генералы Западного фронта. 

Как вспоминал Георгий Жуков, «к  исходу 7 октября все пути на Москву, по существу, были открыты»[2]. В 2 часа 30 минут ночи 8 октября он позвонил Сталину, который работал и доложил обстановку на Западном фронте: «Главная опасность сейчас заключается в том, что почти все пути на Москву открыты, слабое прикрытие на можайской линии не может гарантировать от внезапного появления перед Москвой бронетанковых войск противника. Надо быстрее стягивать войска, откуда только можно, на можайскую линию обороны». Верховый Главнокомандующий отправил Жукова на фронт с исключительными полномочиями.

К 9 октября войска правого крыла Западного фронта (22-я, 29-я и 31-я армии) с ожесточенными боями отошли на рубеж Селижарово — Ельцы — Оленине — Сычевка. На втором рубеже в районе Сычевка — Гжатск должна была находиться 49-я армия Резервного фронта (командующий маршал С.М. Буденный). Но, как выяснилось, армия к этому времени уже была погружена в эшелоны и… отправлена на Юго-Западное направление. Таким образом, никаких войск Резервного фронта на этом рубеже не оказалось.

С одобрения Ставки штаб Западного фронта был переведен в Красновидово, расположенное  в нескольких километрах северо-западнее Можайска. Сюда утром 10 октября прибыл генерал армии Жуков. На новый командный пункт прибыла и комиссия Государственного Комитета Обороны  во главе с В. М. Молотовым, который настойчиво потребовал, чтобы командующий фронтом  немедленно отводил войска, которые сражаются в окружении, на Гжатский рубеж и пять-шесть дивизий передал в резерв Ставки. В это время шло ожесточенное сражение в районе Вязьмы, и абсурдное требование Молотова было абсолютно невыполнимым. В начале окября войска Западного фронта на московском направлении попали в тяжелое положение, а стратегическая инициатива, превосходство в силах и средствах, особенно в танках и авиации, были на стороне противника[3].

Западный фронт был растянут и не располагал резервами, обороняющиеся части испытывали острый некомплект личного состава.  Прорыв немецко-фашистских войск в районе Спас-Деменска дал возможность соединениям противника глубоко войти в тыл Западного фронта. У Резервного фронта на этом направлении вообще не было никаких войск.

Но вермахт,  добившись в начале октября 1941 года оперативных успехов, не сумел развить наступление на Москву. Войска Западного фронта оказали ожесточенное сопротивление врагу. Несмотря на тяжелую обстановку, задержали противника,  чтобы выиграть время для организации обороны на Можайском рубеже и дать возможность развернуть подходящие из глубокого тыла резервы. В окружении под Вязьмой советские войска упорным сопротивлением задержали до 10 дней вражеские ударные группировки и обеспечили время для  усиления обороны московского направления.

Около 30 дивизий группы армий «Центр» оказалось скованно сражениями против окруженных под Вязьмой войск 19, 20, 24 и 32-й армий. Благодаря их героическому сопротивлению гитлеровцы несли большие потери, а  резервов для развития ударов на Москву не оказалось. С 7 по 16 октября немецкое командование располагало для развития наступательных действий на Москву всего несколькими дивизиями. Главные же силы группы армий «Центр» сдерживались войсками Западного фронта, враг нес тяжелые потери.  Благодаря героизму и доблести войск, попавших в окружение, наступление вермахта на Москву было приостановлено.

Все собравшиеся  на командном пункте Западного фронта в Красновидове: член Военного совета Н. А. Булганин, Народный комиссар иностранных дел СССР В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов, А, М. Василевский и И.С. Конев, обсудив создавшееся положение, выработали  предложения, переданные в Ставку:
«Москва, товарищу Сталину.
Просим Ставку принять следующее решение:
1. В целях объединения руководства войсками на Западном направлении к Москве объединить Западный и Резервный фронты в Западный фронт.
2. Назначить командующим Западным фронтом тов. Жукова.
3. Назначить тов. Конева первым заместителем командующего Западным фронтом.
4. Назначить тт. Булганина, Хохлова и Круглова членами Военного совета Западного фронта.
5. Тов. Жукову вступить в командование Западным фронтом в 18 часов 11 октября.
Молотов, Ворошилов, Конев, Булганин, Василевский».

Эти предложения были одобрены Ставкой, и командование Западным фронтом возложено на генерала армии Г. К. Жукова. Он руководил оборонительным сражением и контрнаступлением под Москвой. 12 октября Военный совет Западного фронта отправил генерала Конева на калининское направление, чтобы принять необходимые меры к задержанию врага.
В первом издании «Воспоминай и размышлений» Маршала Жукова 1968 года этот документ не излагается, был изъят при редактировании и рецензировании текста. В результате  в мемуарах на 342-й странице приводится ложное изложение события, из которого следует, что решение первоначало принял Сталин.

Комиссия ГКО во главе с Молотовым прибыла на командный пункт в Красновидово с репрессивными целями выполнить волю Сталина — отдать под военный трибунал командующего фронтом генерала Конева за очередную катастрофу на Западном фронте. Толька благодаря генералу армии Жукова, командующий и другие генералы избежал расстрела (правда, маршал Конев, много лет спустя отплатит маршалу Жукову чёрной неблагодарностью).  Но в Красовидово не повторилось предыдущее разбирательство, когда в результате действий менее представительной комиссии во главе с Мехлисом были расстреляны командующий фронтом генерал армии Павлов, начальник штаба фронта генерал-лейтенант Климовских и другие генералы и офицеры. Очередные репрессивные меры в отношении руководства Западного фронта могли иметь деморализующие последствия для командования Красной Армии.

«Инициативу командующих сковывала постоянно нависавшая над ними опасность расправы. В штабе работала комиссия Государственного Комитета Обороны в составе Молотова, Ворошилова, Василевского, разбираясь в причинах катастрофы войск Западного фронта. Во время работы комиссии состоялся телефонный разговор Сталина с Жуковым.

Сталин: Мы решили освободить Конева с поста командующего фронтом. Это по его вине произошли такие события на Западном фронте. Командующим фронтом решили назначить вас. Вы не будете возражать?
— Нет, товарищ Сталин, какие же могут быть возражения, когда Москва в такой смертельной опасности.
Сталин: А что будем делать с Коневым?
— Оставьте его на Западном фронте моим заместителем. Я поручу ему руководство группой войск на калининском направлении. Это направление слишком удалено, и необходимо иметь там вспомогательное управление, — доложил я Верховному.
Сталин подозрительно спросил:
— Почему защищаете Конева? Он ваш дружок?
— Мы с ним никогда не были друзьями, знаю его по службе в Белорусском округе.
Сталин: Хорошо. В ваше распоряжение поступают оставшиеся части Резервного фронта, части, находящиеся на Можайской оборонительной линии и резервы Ставки, которые находятся в движении к Можайской линии. Берите быстрее все в свои руки и действуйте.
— Принимаюсь за выполнение указаний, но прощу срочно подтягивать более крупные резервы, так как надо ожидать в ближайшее время наращивания удара гитлеровцев на Москву.
Войдя в комнату, где работала комиссия, я передал ей свой разговор со Сталиным»[4].
Вскоре в штаб Западного фронта передали нижеследующий приказ Ставки:
«По прямому проводу Военному совету Западного фронта. Военному совету Резервного фронта, командующему Резервным фронтом тов. Жукову, тт. Молотову, Ворошилову.
10 октября 1941 г. 17 час.
В целях объединения руководства войсками западного направления Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:
1. Объединить Западный и Резервный фронты в Западный фронт.
2. Назначить командующим Западным фронтом тов. Жукова.
3. Назначить тов. Конева заместителем командующего Западным фронтом.
4. Назначить тт. Булганина, Хохлова и Круглова членами Военного совета Западного фронта.
5. Тов. Жукову вступить в командование Западным фронтом в 18.00 11 октября 1941 г.
6. Управление Резервного фронта расформировать и обратить на укомплектование Западного и Московского Резервного фронтов. Получение подтвердить.
Ставка Верховного Главнокомандования
И. Сталин. Б. Шапошников. № 2844».

Работа комиссии  ГКО  в тот же день была прекращена, а штаб фронта переводился в Алабино, расположенное в 60 км от Москвы. Это последний  восточный рубеж Западного фронта на можайском-московском направлении во время битвы за столицу.
Жуков в «Воспоминаниях» пишет: «Благодаря упорству и стойкости, которые проявили наши войска, дравшиеся в окружении в районе Вязьмы, мы выиграли драгоценное время для организации обороны на Можайской линии. Пролитая кровь и жертвы, понесенные войсками окруженной группировки, оказались не напрасными. Подвиг героически сражавшихся под Вязьмой советских воинов, внесших великий вклад в общее дело защиты Москвы, еще ждет должной оценки».

Можайско-Малоярославецкая оборонительная операция Западного фронта под руководство генерала армии Жукова осуществлялась с 10 по 30 октября 1941 года. 10 октября два  армейских корпуса вермахта на Калужском и Малоярославецком направлениях начали наступление и прорвали оборону. Только к 16 — 17 октября на рубеж Можайск — Малоярославец начали подходить резервы Ставки. Часть личного состава окруженных в районе Вязьмы дивизий вырвалась из вражеского кольца. С целью не допустить прорыва  немецкой группы армий «Центр» на московском направлении, советское командование укрепило главный рубеж  сопротивления –  Можайскую линию обороны. Из резерва Ставки,  а также с других фронтов и Московского военного округа,  на Западный фронт прибыло 14 стрелковых дивизий, 16 танковых бригад, более 40 артиллерийских  полков и другие части. Можайская линия обороны была укреплена и войсками, вышедшими из окружения в районе Вязьмы. На этом рубеже было создано три эшелонированных укрепрайона — Волоколамский, Можайский и Малоярославский.  Однако не все оборонительные объекты были сооружены.  9 октября противнику удалось захватить Гжатск и продолжить наступление в направлении Можайска. На 125-м километре Минского шоссе, у деревни Ельня, воины 5-й армии приняли первый бой.

Войска Западного фронта, уступая противнику в численности, оказали ему упорное сопротивление, обескровили и к концу октября остановили его ударные группировки, которые не смогли прорвать Можайский рубеж обороны. Но неблагоприятное развитие военной обстановки в районе Вязьмы и Брянска  создало большую опасность на Можайском направлении.
С 13 октября начались ожесточенные бои на рубежах Можайского и Малоярославецкого, а с  16 октября — и на рубеже Волоколамского укрепрайона, то есть на всех главных оперативных направлениях, ведущих к Москве.

В сложившейся обстановке советское партийное руководство и Государственный Комитет Обороны приняли решение срочно эвакуировать из Москвы в Куйбышев часть центральных учреждений,  дипломатический корпус, а также вывезти из столицы особо важные государственные ценности. С каждым днем усиливались бомбежки Москвы. Несмотря на то, что Верховное Главнокомандование сконцентрировало в районе Москвы крупные группы истребительной, штурмовой и бомбардировочной авиации обстановка была напряженной. После принятия постановления «Об эвакуации столицы СССР», предусматривавшего отъезд из Москвы правительства во главе с И. В. Сталиным, по Москве распространились слухи, что город сдают немцам. С 15 по 17 октября в столице началась паника, десятки тысяч человек пытались выехать из города. Промышленные предприятия закрывались, работникам выдавали месячную зарплату, из продовольственных магазинов стали раздавать прохожим продукты. Отмечались случаи нападения на эшелоны. Городское руководство не пыталось прекратить преступления, так как само спешно покидало город. Обстановку  дестабилизировали и действия немецких диверсантов. Раздавались призывы к расправе над евреями. Московское метро 16 октября не работало (единственный день за всю его историю), так как велась подготовка к его уничтожению в соответствии с поступившим накануне указанием Л. Кагановича, но уже на следующий день оно было отменено.
Паника и бегство  прекратились, когда был издан приказ применять к трусам, паникёрам и мародёрам любые меры вплоть до расстрела, на улицах появились военные и милицейские патрули.  С 20 октября в Москве и прилегающих районах постановлением Государственного Комитета Обороны было введено осадное положение.

Немецкая армия за четыре месяца с начала войны оказалась под Москвой и Ленинградом. Исход войны был непредсказуем. Гитлер по плану Барбаросса собирался закончить молниеносную войну (блицкриг») на востоке к наступлению холодов. У немецких солдат не было настоящей зимней одеждой, соответствующей русским морозам. И советское командование приняло решение о тактике выжженной земли перед наступающим захватчиком. 17 ноября 1941 года выходит секретный приказ Ставки Верховного Главнокомандования № 428 о сожжении населённых пунктов на оккупированной территории.
В шестидесятые годы ежегодно в начале декабря агитбригада географического факультета МГУ выезжала с концертами и лекциями в Можайский район Московской области. По дороге на Минском шоссе вблизи деревни Петрищева по сложивший традиции мы возлагали хвойный венок к памятнику Зои Космодемьянской, которая в составе  диверсионной группы выполняла секретный приказ Ставки. Летом, во время учебных практик на университетской базе в Красновидово, мы часто посещали соседние деревни, где слышали рассказы о подвиге Зои, не совпадающие с официальной версией.

В ноябре 1941 года в основном закончились попытки советских вождей грозить военачальникам расправами и расстрелами. Когда в середине месяца товарищ Молотов  позвонил в штаб Западного фронта с очередными абсурдными указаниями, генерал Жуков послал его… занять пост командующего войсками, после чего каждый занялся своим делом.

Памятная доска с надписью «В этом здании в октябре 1941 года размещался штаб Западного фронта. Командовал фронтом генерал армии Георгий Константинович Жуков». Ранее в доме, построенном в конце 19 века Владимиром фон-Мекком,  был интернат для детей из Испании и профилакторий железнодорожников. image011.jpg
Фотография Леонида Вардомского

Военный парад на Красной площади в Москве  7 ноября 1941 года стал событием,  сыгравшим огромную роль в укреплении морального духа армии, советского народа и имел большое международное значение. В выступлениях советского вождя Иосифа  Сталина  на торжественном заседании в зале станции метро «Маяковская» вновь прозвучала уверенность партии и правительства в неизбежном разгроме немецко-фашистских захватчиков.

Парад на Красной площади абсолютно зависел от погоды.  В нашу бытность студентами на военной кафедре МГУ преподавал синоптику полковник Н.А. Северов. Он, будучи старшим лейтенантом, получил наряду с другими офицерами орден Красной Звезды за метеопрогноз на 7 ноября 1941 года. Тогда парад войск на Красной площади мог состояться только при нелетной погоде, так как авиация люфтваффе господствовала в воздухе над Москвой. После парада Сталин лично распорядился передать военным синоптикам ящик с коньяком. Если бы прогноз не оправдался, они получили бы нечто другое.
image013.jpg

image015.jpg

Почему из многочисленных заседаний фронтовых штабов выделяется заседание штаба Западного фронта, содержание которого замалчивалось или искажалось долгие годы?

10 окября 1941 года в штабе Западного фронта в Красновидово впервые с начала войны профессионализм и прагматизм военачальников победил репрессивный подход к управление войсками  со стороны советских вождей. Генерал армии Жуков, генерал-полковник Конев и генерал-лейтенант Василевский вышли победителями в противостоянии с Молотовым, Булганиными и Ворошиловым. Как впоследствии вспоминал  Маршал Жуков: «…Нужно сказать, что Ворошилов, тогдашний (до 1940 года) нарком, в этой роли был человеком малокомпетентным. Он так до конца и остался дилетантом в военных вопросах и никогда не знал их глубоко и серьёзно…».

Генерал-лейтенант А. М. Василевский был  заместителем начальника Генштаба маршала Шапошникова — начальником Оперативного управления. Во время Битвы за Москву с 5 по 10 октября входил в группу представителей ГКО, обеспечивавших отправку на Можайский оборонительный рубеж отступающих и вышедших из окружения войск. Василевский сыграл одну из ключевых ролей в организации обороны Москвы и последовавшего контрнаступления. В самые критические дни под Москвой, с 16 октября до конца ноября, когда Генштаб был эвакуирован, он возглавлял в Москве оперативную группу (первый эшелон Генштаба) для обслуживания Ставки.

На заседании Западного фронта 10 окября 1941 года вслед за бывшим наркомом обороны Ворошиловым (экс-командующим Ленинградским фронтом)  был отправлен в историю главный кавалерист, маршал Буденный (командующий Резервным фронтом).  Война моторов требовала новое поколение командующих. Хотя  в узком семейном  кругу бывшие герои гражданской войны моги продолжать петь «Марш красных кавалеристов» («Веди, Будённый, нас смелее в бой!») и «Красная Армия всех сильней…».

***
8 мая 2020 года  в рамках торжественного онлайн-мероприятия Московского университета, посвященного 75-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, ректор МГУ имени М.В. Ломоносова академик В.А. Садовничий выступил с обращением из пансионата МГУ «Красновидово». Он  анонсировал открытие памятника «Заседание штаба Западного фронта» после снятия ограничений, введенных в связи с пандемией СOVID-19.

Мемориал был сооружён по инициативе Московского университета на месте исторического совещания командования Западного фронта и представителей Ставки Верховного главнокомандования, на котором в октябре 1941 года решались стратегические вопросы обороны столицы.  На заседании штаба Западного фронта генерал армии Г.К. Жуков был назначен командующим Западным и Резервным фронтами, а генерал И.С. Конев его первым заместителем. Уже 11 октября началась битва за Москву, которая завершилась контрнаступлением в декабре. Дальнейший ход истории показал, что она стала прологом к Сталинграду, Курску и водружению знамени Победы над Рейхстагом.
image017.jpg
Фотография Леонида Вардомского

Около  трех месяцев Красновидово было оккупировано немцами, а в январе 1942 года они   были выбиты наступающей советской армией.

После проигранной в декабре 1941 года Битвы под Москвой в Берлине наступило некоторое отрезвление, но началось «головокружение»  от первого крупного успеха в Кремле и в Ставке Верховного главнокомандования (ВГК).  Было принято решение, не подкреплённое материальными ресурсами,  о начале контрнаступления по всему фронту с помощью мощных группировок ударных армий, в том числе  для разблокирования Ленинграда, создания «котла» для группы армии «Центр», освобождения Харькова и Крыма. Для выполнения стратегического плана особая роль  отводилась  только что сформированным ударным армиям. Они находились как, правило, в резерве Ставки ГВК и предназначались для разгрома  группировок противника на главных  направлениях. К началу 1942 года было создано пять ударных армий. К сожалению, их материальное обеспечение не всегда было удовлетворительным, испытывался огромный дефицит артиллерийских снарядов, не хватало авиации для прикрытия стрелковых дивизий. Из-за отсутствия реактивных снарядов на подкрепление ударных армий не были выделены из Резерва СВК гвардейские ракетно-минометные полки с самым грозным секретным оружием знаменитых «Катюш». По теме: Совершенно секретные части Красной Армии

Вмешательство советских партийных вождей во главе с Иосифом Сталиным в руководство вооружёнными силами привело к катастрофе Красной Армии в 1942 году.
***
Со второй половины 40-х годов история Красновидово связана с Московским университетом, здесь создается  подсобное хозяйство МГУ, проходили полевые практики студенты географического и геологического факультетов. В 1947 году была открыта Гидрофизическая лаборатория Географического факультета МГУ, а позднее — университетский дом отдыха, который в начале 90-х годов  пришел в упадок, но в последствие реконструирован.








1] https://postivka.blogspot.com/2019/05/voina.html
[2] Г.К. Жуков Воспоминания и размышления. — М.: Издательство АПН, 1968.
[3] И. С. Конев, Маршал Советского Союза, бывший командующий Западным фронтом. Начало Московской битвы http://militera.lib.ru/memo/russian/moscow2/02.html
[4] Карпов В.В Битва за Москву
http://militera.lib.ru/bio/karpov/31.html



Добавиться в друзья
Живой журнал ВКонтакте Одноклассники Facebook






Tags: Великая Отечественная война, История, Красновидово, Подмосковье, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments