?

Log in

No account? Create an account
Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Азербайджан. Вдоль каспийского побережья
Ландшафты жизни
dergachev_va

image022


После трагических событий в Сумгаите. Май 1988 года.

Академический институт, в котором я работал, был головной организацией по проблемам экономического освоения Мирового океана.

Подробно:
Последняя битва за Мировой океан
Научный сотрудник океанских масштабов

Я как руководитель НИР по госбюджетной тематике в рамках государственной программы «Мировой океан» был привлечён к разработке программы освоения Каспия и должен был совершить мониторинговую поездку по приморским районам Азербайджана и объяснить местным руководителям о надвигающихся перспективах развития производительных сил.

В Баку жил мой друг по аспирантуре Московского университета — доцент педагогического института Чапай Рашидов, который собирался писать докторскую диссертацию по расселению в береговой зоне Каспия (на примере Азербайджана). Поэтому он вызвался на своих «Жигулях» совершить со мной поездку по приморским районам республики.

Поезда в Азербайджан была запланирована на май 1988 года после Сумгаитского погрома. Беспорядки на этнической почве в конце февраля 1988 года в крупнейшем после Баку промышленном Сумгаите сопровождались массовым насилием в отношении местного армянского населения, грабежами и убийствами. Эти трагические события стали первым приветом коммунистической власти, ослабившей в результате Перестройки контроль за «нерушимой дружбой» советских народов. Армянские беженцы из Сумгаита в Степанакерт (Нагорно-Карабахскую автономную область) и Армению стали очевидцами первого массового насилия в стране перезревшего социализма. Сумгаитский погром стал искрой для разжигания карабахского и других этнонациональных конфликтов на Кавказе.

Предстояло проехать по дорогам республики примерно тысячу километров. Обстановка в республике была неспокойной, и мои азербайджанские коллеги рекомендовали перенести поездку. Поэтому были приняты меры предосторожности. Водитель был за рулем, а я следил за обстановкой на дорогах.

Маршрут поездки был вдоль каспийского побережья Азербайджана. Первый этап от Баку на север до Хачмаса, а второй от Баку на юг иранской границы (Астары).

Азербайджанские товарищи предупредили, что я с утра должен быть готов к восточному гостеприимству. Что это такое, я узнал на остановки в первом районом центре на нашем маршруте. Нас встретил районный глава советской власти — председатель райисполкома. В начальственном кабинете он восседал в кресле за стерильно чистым от деловых бумаг полированным столом. Было постелено только накрахмаленное полотенце, чтобы рукава его начальственного пиджака не терлись о полировку. Он поприветствовал меня в присутствии своего заместителя — председателя районной плановой комиссии. Несколько минут мы поговорили, как мне показалось, на не особенно интересную для него тему о развитии производительных сил приморского района. Поэтому он с удовольствием закончил разговор и предположил позавтракать с ним в небольшом загородном ресторане. Предварительно он вынул из кармана ключ и разрешил своему заму открыть сейф, в котором хранилось главный атрибут власти — гербовая печать. И в моем командировочном удостоверении появилась отметка.  

Информация для размышления. Это в советской России ставить печати было уделом технических секретарей. А в восточных союзных республиках, где должность даже самого маленького главы советской власти стоила денег, «лордом-хранителем» печати был сам районный красный бай (хан).

За городом начальственная «Волга» свернула под шлагбаум, под который не моги въехать грузовые машины. В ресторане был один зал для состоятельных людей с улицы, а с другой стороны личные апартаменты местного бая. Утреннее застолье началось с чаепития из традиционных стеклянных стаканчиков и закусок из бутербродов с черной икрой. Затем приступили к главному – распитию водки под многочисленные тосты за «дружбу народов». Такая же процедура провторилась на обед, но уже в другом районе, а к вечеру мой азербайджанский друг повез меня в родной горный аул под Кубой — районный город, расположенный в предгорьях Большого Кавказа в 168 км от Баку.

Путешествия на советский Кавказ в поисках утраченной «дружбы народов»

Пицунда. В ущелье Бзыбского хребта
Зимний месяц в Махинджаури (февраль 1969 года)
Кавказ. Приэльбрусье. Прерванный поход
Рассекреченная тайна армянского «Интуриста»
Польский вояж в закавказские республики
«Могущество державы Каспием прирастать будет»
Главный кремлевский политический театр
Азербайджан. Вдоль каспийского побережья
Привет трубадуру общечеловеческих ценностей из горного аула
Воспоминания о кавказской геополитике
Бронзовый символ советского Баку

Путешествие по Средней Азии в поисках утраченной «дружбы народов» Киргизия
Узбекистан. Таджикистан
Колыбель мировых цивилизаций
Задолго до имитации болонского процесса
Возвращение к прозе советской эпохи