Ландшафты жизни

Иллюстрированный журнал Владимира Дергачёва «Ландшафты жизни»

Ландшафты жизни

Previous Entry Поделиться Next Entry
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Ландшафты жизни
dergachev_va
К 125-летию со дня рождения
Владимир Дергачев
image001
Портрет Анны Ахматовой, 1914 год (Русский музей). Будущей великой поэтессе 25 лет. Художник-авангардист Натан Альтман гениально передал её состояние, парящее над повседневностью.

Натан Фельдман (1889 – 1970) с 1902 по 1907 гг. учился в Одесском художественном училище и в Париже.  После Октябрьской революции проявил себя как «придворный художник», создал скульптурный портрет в бронзе  вождя всемирного пролетариата Владимира Ленина.

Анна Ахматов (1889 – 1966) родилась в Одессе на Большом Фонтане, но уже через год  семья переехала в Павловск, а затем в Царское Село, где дочь  поступила учиться в Мариинскую женскую гимназию. В Царском Селе произошло знакомство с гимназистом Николаем Гумилевым, который влюбился в необычную девушку с первого взгляда.
Когда семья распалась, мать переехала с детьми в Евпаторию, а затем в Киев. В мае 1909 года Анна ухаживала за больной матерью на даче под Одессой в немецкой колонии Люстдорф (Веселая деревня). Здесь состоялась её очередная встреча с Николаем Гумилевым, но  потребовалось семь лет и три попытки самоубийства, чтобы  Анна дала согласие на брак.

Мать Анны Ахматовой — Инна Стогова (1856 – 1930)  состояла в отдаленном родстве с первой русской поэтессой Анной Буниной (1774 – 1829), принадлежащей к старинному дворянскому роду, корни которого уходили  к хану Волжской орды Ахмету (ум. 1480),  известного достаточно успешной политикой консолидации бывшей Золотой Орды. Из этого дворянского рода  вышли знаменитый  русский поэт и основоположник романтизма Василий Жуковский (1783 – 1852), нобелевский лауреат, русский поэт и писатель  Иван Бунин (1870 – 1953), создавший великую поэтическую прозу. Сын Анны Ахматовой и Николая Гумилев — Лев Гумилев, в свою очередь распространил изящный литературный стиль изложения  в сочетании с евразийским взглядом на исторические труды.

Трагическая судьба Анны Ахматовой отражена в её поэме «Реквием». Вершиной травли стало постановление ЦК ВКП(б) 1946 года. Секретарь  ЦК ВКП(б) Андрей Жданов (1896 – 1948) в докладе о ленинградских журналах «Звезда» и «Ленинград», назвал течение акмеизма в поэзии  монархическим и антидемократическим, а  поэзию Ахматовой охарактеризовал безидейным реакционным литературным болотом  «взбесившейся барыньки, мечущейся между будуаром и молельней», ничтожной личной  жизнью,  «ничтожными переживаниями и религиозно-мистической эротикой». Одним словом, такая поэзия пахнет гнилью, наносит вред литературе  и у неё нечему учиться передовой советской молодежи.

Но как часто бывает в жизни, запрет способствовало расширению  почитателей её поэзии. И я не был исключение, и в университетские годы решил ближе познакомиться с творчеством поэта.

Анна Ахматова
Я научилась просто, мудро жить…
(из самой знаменитой книге поэта «Четки»)

Я научилась просто, мудро жить,
Смотреть на небо и молиться Богу,
И долго перед вечером бродить,
Чтоб утомить ненужную тревогу.

Когда шуршат в овраге лопухи
И никнет гроздь рябины желто-красной,
Слагаю я веселые стихи
О жизни тленной, тленной и прекрасной.

Я возвращаюсь. Лижет мне ладонь
Пушистый кот, мурлыкает умильней,
И яркий загорается огонь
На башенке озерной лесопильни.

Лишь изредка прорезывает тишь
Крик аиста, слетевшего на крышу.
И если в дверь мою ты постучишь,
Мне кажется, я даже не услышу.
Май, 1912, Флоренция (путешествие с Николаем Гумилёвым)

Ты письмо мое, милый, не комкай…
Ты письмо мое, милый, не комкай.
До конца его, друг, прочти.
Надоело мне быть незнакомкой,
Быть чужой на твоем пути.

Не гляди так, не хмурься гневно,
Я любимая, я твоя.
Не пастушка, не королевна
И уже не монашенка я —

В этом сером будничном платье,
На стоптанных каблуках.. .
Но, как прежде, жгуче объятье,
Тот же страх в огромных глазах.

Ты письмо мое, милый, не комкай
Не плачь о заветной лжи.
Ты его в твоей бедной котомке
На самое дно положи.
1912

Царскосельская статуя
Н. В. Н.

Уже кленовые листы
На пруд слетают лебединый,
И окровавлены кусты
Неспешно зреющей рябины,

И ослепительно стройна,
Поджав незябнущие ноги,
На камне северном она
Сидит и смотрит на дороги.

Я чувствовала смутный страх
Пред этой девушкой воспетой.
Играли на ее плечах
Лучи скудеющего света.

И как могла я ей простить
Восторг твоей хвалы влюбленной...
Смотри, ей весело грустить,
Такой нарядно обнаженной.
Осень 1916

Я пью за разоренный дом…

Я пью за разоренный дом,
За злую жизнь мою,
За одиночество вдвоем
И за тебя я пью.
За ложь меня предавших губ,
За мертвый холод глаз,
За то, что мир жесток и груб.
За то, что Бог не спас.
1934

«Памяти М. А. Булгакова»

Вот это я тебе, взамен могильных роз,
Взамен кадильного куренья;
Ты так сурово жил и до конца донес
Великолепное презренье.

Ты пил вино - ты как никто шутил
И в душных стенах задыхался,
И гостью страшную ты сам к себе впустил
И с ней наедине остался.

И нет тебя, и все вокруг молчит
О скорбной и высокой жизни,
Лишь голос мой, как флейта, прозвучит
И на твоей безмолвной тризне.

И кто подумать смел, что полоумной мне,
Мне, плакальщице дней погибших,
Мне, тлеющей на медленном огне,
Вcex потерявшей, все забывшей,

Придется вспоминать того, кто, полный сил,
И светлых замыслов, и воли,
Все кажется, вчера со мною говорил,
Скрывая дрожь предсмертной боли.
1940
(Писатель Михаил Булгаков умер в 48 лет)
Можно сказать, что поэтические гены передались по наследству и достигли в творчестве Анны Ахматовой заоблачных недосягаемых вершин не только среди русских поэтесс Серебряного века.

?

Log in

No account? Create an account